Семён Бобров

Бобров Семен Сергеевич (? 1763 (1765), г. Ярославль — 22 марта (3 апреля) 1810, г. Санкт-Петербург) — русский поэт, переводчик, новатор в поэтическом искусстве, государственный деятель.

Поэт родился в семье священнослужителя. С раннего детства он вбирал в себя те религиозные и духовные установки, которые царили в его семье. Полноценное образование Бобров получил именно в духовной семинарии. В 9 лет мальчика перевезли в Москву, где он смог окончить гимназию при Московском университете. С 1780 года Бобров получал образование в гимназических стенах, а через два года стал студентом. Окончил «курсы в факультетах» Московского университета, и в 1785 году стал воспитанником Переводческой семинарии, которую содержали на средства масонских лож. Бобров участвовал во многих литературных обществах. Некоторое время он входил в «Дружеское ученое общество», затем, в Петербурге, примкнул к «Обществу друзей словесных наук». Писать стихи Бобров начал, еще будучи студентом. Первые литературные опыты начинающего поэта были одобрены Херасковым. Знаменитый поэт в это время курировал в университете и был вхож в масонскую ложу. Херасков по своей натуре любил покровительствовать многим юным поэтам, но литератора Боброва он выделял особенным образом. В честь своего наставника Семен Бобров впоследствии написал стихи «Успокоение российского Марона». В них он с благодарностью говорил о Хераскове.

В изданиях, которые содержались на средства участников Обществ, Бобров начал публиковать стихи. Поэтические работы начинающего литератора появились в журнале «Покоящийся трудолюбец» в Москве в 1784-1785 годах, в петербургском издании «Беседующий гражданин» в 1789-1790 годах. Стихотворения раннего Боброва ощутили серьезное влияние юнговских «Ночных размышлений». Впоследствии поэта, как и философа Юнга, начнут звать «певцом ночей».

В 1786 году Бобров переехал в просвещенный Петербург. По прибытию он был зачислен в Геродмейстерскую контору. Литературная деятельность молодого поэта этого времени формировалась под впечатлением от знакомства и общения с Радищевым. С поэтом и писателем Радищевым Бобров завязал дружеские отношения, прельстившись одобрительной оценкой собственных поэтических начинаний первого. Раннее «Дружеское ученое общество» Новикова в студенческие годы оказывало на поэта Боброва сильнейшее влияние. Когда он переехал в Петербург и стал работать в Канцелярии Сената, то стал видным участником «Общества друзей словесных наук». С Радищевым поэт завел знакомство именно здесь. Эстетические установки Боброва начали складываться под воздействием своего наставника. В издании «Беседующий гражданин» Радищев опубликовал произведение «Беседа о том, что есть сын отечества», в котором не забыл упомянуть и Боброва.

Бобров отправлял свои стихотворения в газеты и журналы, в том числе, и в «Детское чтиво», в «Собеседника любителей русского слова», в «Зеркало света». В 1792 году по службе поэт перевелся в Николаев. Здесь он служил в конторе при Черноморском адмиралтейском управлении. Возглавлял его в то время Мордвинов. Биографы Боброва связывают скорый отъезд поэта из Петербурга с опалой Радищева и Новикова. Вскоре после этого литераторы были арестованы, а «Общество» закрыто. Жизнь на юге благотворно сказывалась на творческой деятельности поэта. Бобров черпал вдохновения из поездок по городам Крыма, в Одессу, в Херсон. Увиденное Бобров отразил в своей поэме «Таврида…». Произведение увидело свет в 1798 году в Николаеве. Когда спустя некоторое время поэма переиздавалась, Бобров переименовал ее в «Херсониду…». Издание появилось в печати в Петербурге в 1804 году. В поэме Бобров показывает силу, красоту и богатство природы, животного и растительного мира Крыма, рассказывает о его геологическом прошлом, о мужественном завоевании полуострова русскими солдатами, показывает поэтические картины необыкновенной природы этого края, которые выражаются через переживание, речи лирического героя, по воле судьбы разлученного со своей любимой.

В 1800 году Бобров вернулся назад в столицу. В Петербурге он продолжал служить в морском ведомстве, трудился в должности переводчика адмиралтейств. Впоследствии литератора назначили переводчиком Комиссии по законотворчеству. В 1804 году появилось в печати единственное собрание сочинений автора под названием "Рассвет полнощи, или Созерцание славы, торжества. Издание вышло в Петербурге.

В первых годах 19 века Бобров принимал активное участие в деятельности организации «Вольное общество любителей словесности, наук и художеств», публиковал свои сочинения в подвластных «Обществу» журналах: "Лицей", "Северный цветник", "Цветник", "Талия". 19 октября 1807 года поэт стал официальным членом организации. В 1805 году вышла публицистическая работа "Происшествие в царстве теней…". Этот серьезный труд молодого литератора, который представлял собой искрометный политический памфлет и, одновременно, лингвистическое исследование, защищал просветительские традиции 18 столетия.

В 1807 - 1809 годах столичные издания опубликовали философские мистико-аллегорические поэмы Боброва. "Древняя ночь Вселенной, или Странствующий слепец" вышла в Петербурге, как и поэма "Россы в буре, или Грозная ночь на Японских водах". Первая «иносказательная эпопея», явила в литературу того времени серьезный религиозно-философский эпос, поэтически обработанную «историю разума человеческого» от древнего времени и до Христа. На произведение оказали сильнейшее влияние «Потерянный рай» Мильтона, «Мессиада» Клопштока, а также многие другие шедевры западноевропейской литературы. Значительная по своему размеру, разнообразная, вплоть до архаизмов, по языку и наполненная абстрактными рассуждениями, «Древняя ночь Вселенной…» Боброва снискала отрицательную критику. Современники не оценили и не поняли произведение автора, тем не менее, оно явило в то время итог поэтических исканий Боброва. Первые стихи поэта демонстрируют попытку систематически разложить этапы священной истории от творения мира до блаженной весны Адама, факта грехопадения и итогового подчинения Человека смерти. Поэзия датирована 1785 годом. Раскрыть спасительную силу Любви в мировой истории Бобров попытался в своей «Оде Любови», написанной в 1785 году. О гибели мира в очищающем огне, о рождении новой земли и нового небосвода поэт писал в «Ночном размышлении» в 1785 году.

Поэтическая философия Боброва раскрывает сущность мироздания, как события, длящегося во времени, как историю, обретающую смысл в мировых катастрофах. Именно этим объяснялась тяга поэта к «великим предметам» и картинам кошмарных «сцен Натуры». По крайней мере, так это объяснял Н.М. Карамзин. Образы Боброва вызывавшее недоумение и едкую иронию у его современников. В стихах присутствует частое изображение временной межи, находясь на которой автор одновременно смотрит вглубь прошлого и дальновидно оценивает будущее. Это демонстрируют «Стихи на Новый год к П.П. Икосову», датированные 1789 годом, «Столетняя песнь…», написанная Бобровым в период с 1801 по 1802 год, «Ода Судьба мира», которая издавалась в 1789 и 1804 годах. Бобров показывает картины страшной казни человечества, предрекая гибель в спасительном огне целого мироздания. Образы и картины подобного плана стали исключительной чертой поэтики Боброва, принесли ему сомнительную известность и на долгие годы закрепили за ним репутацию пророка катастроф. О теме потопа говорил и сам автор, считая ее в своей поэзии «отличительным неким почерком пера».

Автор сочетал в своем творчестве разнообразные поэтические традиции, неотрывно следил за новыми литературными веяниями своего времени. На Боброва оказали влияние сентиментальная элегия, оссианизм, баллада, ставшие популярными литературными явлениями. Поэта воспринимали как мрачного «певца ночей», неизменно погруженного в собственные тягостные раздумия о явлении смерти и наказании за грехи. Наиболее ярко это было продемонстрировано автором в «Хитростях смерти», датированном 1789 годом, произведениях «Ночь», написанном в 1801 году, и «Полнощь» - в 1804 году.

В поэзии Боброва преобладала религиозно философская тематика. Также он проявлял небывалый интерес к странным и парадоксальным, как раз в духе барокко, художественным образам, в частности, в работах 1810-х годов. В литературе в это время господствовала «элегическая школа» Батюшкова и Жуковского, которая мало сочеталась с духом тогдашнего времени. Боброва засыпали эпиграммами молодые карамзинисты, среди которых были Вяземский, Пушкин. «Арзамасцы» относили поэзию Боброва к верху бездарности и дешевого педантизма, причисляли поэта к сторонникам А.С. Шишкова. Все это свело на «нет» литературные попытки Боброва заслужить славу и почет. Но произведения литератора сказались в 1820–1830-х годах в «поэзии мысли», в творчестве Кюхельбекера, Пушкина, Глинки и других. Вспомнили о поэтическом наследии Боброва только в начале XX века, когда литературоведам удалось разглядеть в авторе предшественника поэтов-символистов.

Когда поэт скончался в 1812 году, свет, наконец, увидел его серьезнейший труд под названием "Древний российский плаватель…". Он стал первым научным исследованием по истории мореплавания в России с древнейших времен до 17 столетия.

Среди своих соотечественников поэт Бобров выгодно отличался образованностью, независимостью суждений и новаторством поэтики. Увлечение поэта древними и современными языками для Боброва не прошли даром: он мог не только свободно изъясняться на них, но и писать художественные произведения. Сочинения Боброва в разных жанрах представляют собой значительный литературный пласт, но наибольший интерес для современных литературоведческих исследований представляют его научно-философские работы. В них поэт продолжает традиции философской поэзии, идущие еще от Ломоносова. В поэтических трудах такого плана сочетается классика поэтической мысли с новой поэзией, которая впоследствии перерастет в "поэзию мысли" Тютчева, Баратынского, Веневитинова, а также поэтов-славянофилов.

В своих сочинениях Бобров стремится совмещать точность поэтического видения с яркой образность языка, пространностью мысли и проникновенным лиризмом. Литературные опыты поэта представляют собой, таким образом, подлинные произведения поэзии. Нередки для сочинений Боброва космические мотивы, масштабные картины природы, раскрытые в своей пронзительной драматичности, суровая напряженность лирики. Эти черты дают возможность относить ранние труды Боброва к предромантическому направлению. Любил и часто использовал в своих стихах автор многочисленные архаизмы. Бобров усматривал в древнерусской лексике средство утверждения национальной самобытности русской поэзии. Только сочетая различные пласты лексики, по мнению поэта, можно раскрыть и развить эту литературную самобытность.

Делая упор на древнерусский, церковнославянский и разговорный язык, Бобров, тем не менее, не прекращал сочинять и использовать в поэзии авторские неологизмы. Среди них и «кровомлечное лицо», и «гороносные воды», и «кругозор», то есть горизонт, и «звездоблюстилище», то есть обсерватория. Работал поэт и в сфере разработки понятия «белого стиха» в русской поэзии. Именно им написана «Таврида…» Боброва.

Художественные опыты Боброва снискали поддержку у Державина и Радищева. Усложненность поэтической формы и сложное мистико-философское содержание вызывали едкую критику "арзамасцев". Пушкин, тем не менее, впоследствии свое мнение о Боброве изменил, причем неоднократно ссылался на бобровскую "Тавриду...", когда писал о создании своего "Бахчисарайского фонтана".

Поэта называли «сложным», даже «тяжелым» поэтом. Об изощренности и многоликости поэзии Боброва говорят даже названия его книг. Чего стоит его «Рассвет полночи, или Созерцание славы, […] мирных гениев России, с исследованием дидактических, эротических […] опытов». Помимо своих мистико-философских поэм Бобров создавал также оды, переводил одические произведения своих предшественников, писал морально-дидактические работы. Поэт был одним из первых, кто заинтересовался и стал переносить английскую литературу на русскую литературную почву. Бобров был мистиком, но его мистицизм отличался светом и гуманизмом. Мистическое чувство поддерживалось и развивалось в нем масонской деятельностью, которая дала начало его интересу к символизации. В этой символизации Бобров подчас мог заходить в невероятные крайности и барочные преувеличения.

Сумароков пародировал манеру Боброва в своей «Оде в громко-нежно-нелепо-новом вкусе», даже Радищев упоминал своего последователя с насмешкой в произведении «Бова». Многие, если не все современники не смогли разглядеть в Боброве теоретика литературы с твёрдыми прозорливыми взглядами. Его любовь к неологизмам считалась безвкусицей, тем не менее, многие из этих лексических экспромтов впоследствии вошли в русскую обиходную речь. Поэт скончался от чахотки в 1810 году.


Семён Бобров
Семён Бобров
[1763 - 22 марта 1810]
Помогите библиотеке
Помощь библиотеке
Об авторе
Биография
Бобров Семен Сергеевич
Очерк жизни и творчества
С. Бобров
Семён Бобров
Подписывайтесь

Стихи и поэты.
людям нравится
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Реклама
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты