Стихи 1950 г.
Лошади в океане
«Начинается расчет со Сталиным...»
Стихи 1951 г.
«Все ее хвалили, возносили...»
«Нам черное солнце светило...»
«Оставили бы в покое...»
Отъезд
«Счастье - это круг. И человек...»
Трибуна
Стихи 1952 г.
Голос друга
«Двадцатые годы, когда все были...»
«Золотую тишину Вселенной...»
Стихи 1953 г.
Обучение ночью
Стихи 1955 г.
«Я был плохой приметой...»
Стихи 1956 г.
«Воссоздать сумею ли, смогу...»
Длинные разговоры
Молчаливый вой
«Натягивать не станем удила...»
Память
«Ползет обрубок по асфальту...»
«Последнею усталостью устав...»
Прозаики
Разные измерения
Терпенье
Фунт хлеба
Стихи 1957 г.
«Все слабели, бабы - не слабели...»
Немка
Ничего!
Реквизит двух столетий
«У каждого были причины свои...»
Стихи 1959 г.
В шесть часов утра после войны
«И лучшие, и худшие, и средние...»
Как мог
«Мягко спали и сладко ели...»
«Определю, едва взгляну...»
Памятник
Памятник Достоевскому
Посад
«Разрывы авиабомб напоминают деревья...»
«Руку притянув к бедру потуже...»
Сон
Физики и лирики
«Человек живет только раз. Приличия...»
Стихи 1960 г.
Баня
Березка в Освенциме
Бог
«В сорока строках хочу я выразить...»
«В шести комиссиях я состоял...»
«Всем лозунгам я верил до конца...»
Говорит Фома
«До чего же они наладили быт!...»
Последнее поколение
Поэты «Правды» и «Звезды»
Про евреев
Русский спор
«У государства есть закон...»
Стихи 1961 г.
«Во-первых, он — твоя судьба...»
«Деревня, а по сути дела — весь...»
Карандашный набросок
М.В. Кульчицкий
О прямом взгляде
Проект Страшного суда
«Товарища сегодня вызывают...»
Стихи 1963 г.
«В свободное от работы время...»
«И положительный герой...»
Кельнская яма
Климат не для часов
«Летающие ли тарелки ли...»
«Нарушались правила драки...»
«Песню крупными буквами пишут...»
«Под этим небом серым...»
После землетрясения
«Совесть ночью, во время бессонницы...»
«Усталость проходит за воскресенье...»
Стихи 1964 г.
Выздоровление
Двадцатый век
Лисицын
Местность и окрестность
Миру — мир
«Нелюдские гласы басов...»
Объявленье войны
Памяти товарища
«Трагедии, представленной в провинции...»
Стихи 1965 г.
Внешность мышления
Дорога
Лицо в автобусе
«Не ведают, что творят...»
Писаря
«После лагеря ссылку назначили...»
Солдатские разговоры
«Теплолюбивый, но морозостойкий...»
Хозяин
«Шаг вперед!...»
«Это - ночью написалось...»
Стихи 1966 г.
Болезнь
«Виноватые без вины...»
«Вставные казенные зубы...»
Дальний Север
«Завяжи меня узелком на платке...»
Ключ
«Начинается длинная, как мировая война...»
«Потомки разберутся, но потомкам...»
«Потребности, гордые, словно лебеди...»
«Уже не любят слушать про войну...»
«Я судил людей и знаю точно...»
Стихи 1967 г.
Госпиталь
Национальная особенность
Новые слова
Польза похвалы
Причины одной любви
«Сеанс под открытым небом...»
Снос
«Судьба не откладывала на потом...»
Стихи 1968 г.
Бесплатная снежная баба
Зоопарк ночью
Зоя
«Ленинские нормы демократии...»
«Ожидаемые перемены...»
Полюс
«После эпохи посмертных реабилитаций...»
Ценности
«Человечество делится на две команды...»
Стихи 1969 г.
«А на снежной войне — словно в снежной пустыне...»
Бог есть
В углу
Детдомовцы
Звонки
Из нагана
Моральный износ
Объяснение
Осень
Переплавка проволоки
Подписи под домами
«Понятны голоса воды...»
Сбрасывая силу страха
Совесть
Тридцатилетняя женщина
«Чужие люди почему-то часто...»
Стихи 1971 г.
Баллада о догматике
«В оставшемся десятке лет...»
«Дети смотрят на нас...»
«Оказывается, война...»
«Подумайте, что звали высшей мерой...»
«Почему люди пьют водку?...»
Старые церкви
«Человечеству любо храбриться...»
Стихи 1973 г.
«История над нами пролилась...»
Пары города
«Юноша ощущает рост...»
Стихи 1975 г.
Старухи без стариков
Стихи 1978 г.
«Годы приоткрытия вселенной...»
«Дома-то высокие! Потолки...»
Прогресс в средствах массовой информации
«Пьяный. Очень пьяный — в доску, в дым...»

О Борисе Слуцком - друге и поэте

Суламифь Лихтарёва


    Не забывай незабываемого,
    пускай давно быльём заваленного,
    но всё же, несомненно, бывшего,
    с тобою евшего и пившего,
    и здесь же, за стеною спавшего
    и только после запропавшего.
    Не забывай!

            Борис Слуцкий

Эти строки Бориса Слуцкого были девизом не только его творчества, но и всей его жизни.

С детства он хотел стать историком, и в его стихотворении "Я учитель школы для взрослых", опубликованном в конце 50-х в журнале "Знамя", есть такая строфа: "Даже если стихи я слагаю, всё равно - всегда между строк - я историю излагаю, только самый последний кусок".

В моей теперь уже небольшой домашней библиотеке есть две заветные полочки, где бережно хранятся самые дорогие мне книги, отправившиеся в 1989 году вместе со мною драгоценной кладью в долгий путь из Советского Союза в Америку (Харьков, Москва, Вена, Рим, Ладисполи, Балтимор, Питсбург). На одной из этих полочек стоят книги, автором которых является мой самый любимый человек - спутник всей моей жизни, профессор Яков Евсеевич Гегузин. А рядом, на другой полочке, разместились небольшого формата книжки - все изданные при жизни поэта сборники дорогого нам лирика Бориса Слуцкого, и несколько толстых томов его поэтического наследия, изданных посмертно и ранее нигде не публиковавшихся. Многие из них - с дарственными надписями автора или Юрия Болдырева, опубликовавшего эти книги.

Почти полувековая дружба будущих физика и лирика началась летом 1931 года, когда два ярко одарённых мальчика встретились в пионерском лагере под Харьковом, в Мерефе. Борис тогда уже увлекался историей и поразил своими знаниями истории и литературы довольно начитанного Якова, мечтавшего стать писателем или литературным критиком. Любовь к поэзии сблизила их.

Через два года мальчики стали соучениками в первой харьковской десятилетке. Там Яков, мой одноклассник, познакомил и меня с Борисом, который был младше нас на один класс. Боря вместе со своим другом Мишей Кульчицким посещали литстудию в каком-то городском клубе. Потом, уже после смерти Бориса, помогая Юрию Болдыреву восстановить некоторые факты биографии Слуцкого, я узнала, что уже в середине 30-х годов Борис писал стихи, и что они были опубликованы в литературном альманахе этой студии. Но найти этот альманах мне тогда не удалось.

После окончания десятилетки мы надолго расстались с Борисом: он уехал учиться в Москву, а мы с Яшей и Мишей Кульчицким стали студентами филфака Харьковского университета. Борис с первых дней войны добровольцем ушёл на фронт, успев сдать выпускные экзамены в двух институтах - литературном и юридическом.

По-настоящему дружба наша возобновилась и окрепла после войны, в конце 40-х - начале 50-х годов (к этому времени относится любительская фотография Б.Слуцкого, сделанная в Харькове, в скверике Победы). Борис часто приезжал в Харьков, где жили его родные, обязательно навещал и подолгу засиживался в нашем доме. Это были незабываемые вечера, когда взахлеб и наперебой читались свои и чужие стихи, многие из которых были по тем временам крамольными. Когда же в 1957 году вышла первая книга стихов Бориса "Память", он на подаренном нам экземпляре сделал надпись: "Люсе и Яше - старым и любимым друзьям, первым читателям половины этой книги."

Мы часто были первыми читателями и многих стихов, которые заведомо писались "в стол" и читались только "с глазу на глаз" самым близким, надёжным друзьям. Такие стихи мы с мужем не хранили в домашних архивах, мы помнили их и читали наизусть своим друзьям и ученикам. И когда после смерти Бориса была создана в Москве Комиссия по литературному наследству Бориса Слуцкого, мы написали в адрес Юрия Болдырева, ответственного секретаря Комиссии, подробное письмо с перечнем тех стихов, которые никогда не печатались и ходили по стране в списках или передавались из уст в уста. У меня сохранилась копия этого письма. К сожалению, ответ на него уже не застал моего мужа в живых. Всё, обещанное нами в том письме, пришлось выполнить мне одной.

Так завязалась наша переписка с Ю. Болдыревом, затем долгие переговоры по телефону, а весною 1988 года Юрий Леонардович приехал в Харьков и, остановившись в моём опустевшем доме, продолжал с моей помощью большую работу, восстанавливая детали биографии поэта, уточняя тексты и знакомясь с новыми стихами "из неизданного".

В конце 1988 года, в канун 70-летия со дня рождения Слуцкого, Юрий Леонардович снова приехал в Харьков и выступал с воспоминаниями и чтением стихов Слуцкого в Харьковском университете, в Центральной библиотеке имени Короленко, в Харьковском союзе писателей, на заводе "ФЭД" и в школе, где мы с Борисом учились.

Тогда Болдырев привёз большую толстую тетрадь, где было собрано более 600 стихотворений Бориса Слуцкого, которые никогда не публиковались, и сказал, что обнаружил в дневниках и архивах поэта более двух тысяч таких стихотворений. После выступлений Ю. Л. в городе мы несколько дней заполночь читали и перечитывали эти стихи, вспоминая забытые строчки, восстанавливая варианты. В эти дни Юра подарил мне две изданных им книжки стихов Бориса. На одной из них, с очень удачным названием "Без поправок", есть дарственная надпись: "Суламифь Ароновне Лихтарёвой очень дружески (если она сочтёт, что я имею на это право)". А на другой книжке "Сеанс под открытым небом" он написал: "Суламифь Ароновне с великой благодарностью за всё, что она сделала для памяти Б.А.Слуцкого".

В преддверии Дня Победы, который широко отмечается в нашей русскоязычной общине, я стараюсь отметить и 7 мая - день рождения Бориса Слуцкого, друга нашей семьи и большого поэта-воина, чтением его стихов в дружеском кругу или перед более широкой аудиторией. Сегодня, в день рождения Бориса, мне хочется познакомить читателей моего любимого журнала с теми его стихотворениями, которые долго не публиковались и потому мало известны. Эти стихи дают более полное представление о личности поэта, о трудном, горестном, но всегда честном его творческом пути. А может быть, они помогут понять, почему Слуцкий так рано ушёл сперва из поэзии, а затем - из жизни, хотя он очень любил жизнь. Это ему принадлежат строки: "Хочется живому жить да жить. Жить до самой смерти. Даже позже".

В подаренной моему мужу книге стихов "Современные истории" Борис сделал такую надпись: "... физику от современного историка (1973 г.)". Хочется верить, что желание поэта "жить до самой смерти, даже позже" исполнилось. И сегодня, в 21-м веке, Борис Слуцкий - современный поэт и современный историк.

"... поэт сделал нечто, в русской поэзии до того небывалое: лирическим и балладным стихом он написал хронику жизни советского человека, советского общества за полвека - с 20-х до 70-х годов". Так написал в предисловии к посмертной книге стихов Б. Слуцкого "Я историю излагаю" (1990 г.) Юрий Болдырев, составитель и публикатор этого сборника.

"Слуцкий был одним из великих поэтов нашего времени... Поэзия Слуцкого - это драгоценное историческое свидетельство, художественный документ эпохи" (Евг. Евтушенко).

Самые популярные произведения

Лошади в океане
Ключ
«Нелюдские гласы басов...»
Миру — мир
Борис Слуцкий
Борис Слуцкий
[7 мая 1919 - 22 февраля 1986]
Помогите библиотеке
Помощь библиотеке
Об авторе
Борис Слуцкий
Мой сосед
О Борисе Слуцком
О Борисе Слуцком - друге и поэте
Русская советская поэзия 50-70х годов
Русские писатели и поэты
Русский европеец
Библиография
Книги Бориса Слуцкого
Подписывайтесь

Стихи и поэты.
людям нравится
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Реклама
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты