Стихи 1910 г.
Интимное
Маски
Стихи 1911 г.
Portrait d'une demoiselle
Весенний дождь
«Если б знали, сколько муки скрыто...»
«О царица поцелуев! Ложе брачное цветами...»
Пляска
Стихи 1913 г.
L'art poetique
Vita nova
«Благовест кувыркнулся басовыми гроздьями...»
«В рукавицу извощика серебряную каплю...»
«Вы вчера мне вставили луну в петлицу...»
«Вы не думайте, что сердцем-кодаком...»
Землетрясение
Интуитта
«Полсумрак вздрагивал. Фонари световыми топорами...»
Сломанные рифмы
«Толпа гудела, как трамвайная проволока...»
Тост
Стихи 1914 г.
«Болтливые моторы пробормотали быстро и на...»
Вьюга
«Я не буду Вас компрометировать дешевыми...»
Стихи 1915 г.
Принцип импрессионизма
Содержание плюс горечь
Стихи 1916 г.
«В обвязанной веревкой переулков столице...»
«Вы все грустнеете...»
Принцип архитектурного соподчинения
Стихи 1917 г.
Динамизм темы
Имажинистический календарь
«Искать губами пепел черный...»
Однотемное разветвление
Принцип гармонизации образа
Принцип обратной темы
Принцип пересекающихся образов
Принцип развернутой аналогии
«Теперь я понял. Понял все я...»
Стихи 1918 г.
Дуатематизм плюс улыбнуться
«Если город раскаялся в душе...»
Инструментировка образом
Композиционное соподчинение
Однохарактерные образы
Последнее слово обвиняемого
Принцип академизма
Принцип альбомного стиха
Принцип блока с тумбой
Принцип звука минус образ
Принцип краткого политематизма
Принцип кубизма
Принцип мещанской концепции
Принцип параллелизма тем
Принцип поэтической грамматики
Принцип примитивного имажинизма
Принцип проволок аналогий
Принцип растекающегося звука
Принцип реального параллелизма
Принцип ритма сердца
Принцип романтизма
Ритмическая образность
Сердце - частушка молитв
Содержание минус форма
Точка плюс недоумение
Усеченная ритмика
Эстрадная архитектоника
Стихи 1919 г.
Аграмматическая статика
Динамика статики
«Каждый раз...»
Каталог образов
Квартет тем
Кооперативы веселья
Лирическая конструкция
Лирический динамизм
Небоскреб образов минус спряженье
Принцип басни
Принцип графического стиха
Принцип звукового однословия
Принцип лиризма
Принцип растекающейся темы
Рассказ про глаз Люси Кусиковой
Ритмический ландшафт
Тематический контраст
Тематический круг
Стихи 1920 г.
В гостиной
Стихи 1923 г.
Аренда у легенд
Бродяга страстей
Властелину
Выводок обид
Выразительная, как обезьяний зад
Головокружение душ
Жернова любви
Казначей плоти
Отщепенец греха
Печаль
Процент за боль
Слава пораженья
Снежный болван
Стихи 1925 г.
Белый от луны, вероятно
Живущих без оглядки
Одиночество
«Пред иконой чудотворною...»
Стихи 1926 г.
«Ах, верно, оттого, что стал я незнакомым...»
В часы серебряных прибоев
Мольба
При каждой обиде
Слова о верности
Стихи 1927 г.
Посвящение Н.Гумилеву
Судьба
Уединение
Стихи 1929 г.
«Оттого так просто жить на свете...»
Стихи 1931 г.
«Нет слов короче, чем в стихах...»
Прощай
Реминисценция
Сказка о лешем и поповой дочке
Стихи 1933 г.
«Смотри: по крышам шаг ломая...»

Вадим Габриэлевич Шершеневич

Шершеневич Вадим Габриэлевич (25 января (6 февраля) 1893, Казань — 18 мая 1942, Барнаул) — русский поэт, один из основателей и главных теоретиков литературного направления имажинизм, а также переводчик.

Вадим Габриэлевич Шершеневич родился в Казани. Его отец, Габриэль Феликсович Шершеневич, был крупным ученым в области правоведения, профессором Казанского, позже Московского университета, членом и автором программы кадетской партии, а также депутатом I Государственной думы. Мать поэта, Евгения Львовна, была оперной певицей.

Вадим Шершеневич поступил в гимназию в возрасте девяти лет, на год младше положенного возраста. Ранний прием в гимназию, по воспоминаниям поэта, был трудным испытанием. Пришлось даже подать прошение на имя Николая II, который, впрочем, не препятствовал этому. В 1907 году Вадим Шершеневич с родителями переехал в Москву. Там он поступил в известную в то время частную гимназию, основанную Л.И. Поливановым. Это учебное заведение ранее закончили такие известные личности, как А. Белый, С.М. Соловьев, В. Брюсов. Одноклассником Вадима Шершеневича был известный шахматист Александр Алехин.

Окончив гимназию, Вадим Шершеневич поступил на филологический факультет Мюнхенского университета. Позднее он продолжил обучение на юридическом факультете Московского университета, впоследствии перейдя на математический факультет. В дальнейшем он какое-то время проходил стажировку в Мюнхенском университете.

Еще учась в гимназии, Вадим Шершеневич начал писать стихи, пробуя себя в различных литературных стилях. В возрасте восемнадцати лет, будучи студентом, он выпустил свой первый поэтический сборник «Весенние проталинки» (1911). Книга была написана под влиянием творчества К. Бальмонта. Через два года вышел второй поэтический сборник Вадима Шершеневича «Carmina» (1913), отразивший увлечение поэта творчеством А. Блока. Эта книга удостоилась похвалы Н. Гумилева, обратившего внимание на выверенный стиль произведений.

Мэтры символизма оказали заметное влияние на раннее творчество Вадима Шершеневича. Важную роль в приобщении поэта к литературной деятельности сыграл Московский литературно-художественный кружок, председателем которого был В. Брюсов. Брюсов возлагал большие надежды на Вадима Шершеневича, считая его одним из наиболее перспективных литературных деятелей своего поколения. Однако, несмотря на увлечение символизмом и впоследствии футуризмом, Шершеневич искал собственный поэтический путь. Он принимал участие в литературных диспутах и в середине 1910-х выпустил работу по стиховедению «Зеленая улица».

В 1913 году Вадим Шершеневич обратился к футуризму, создав небольшую группу эгофутуристов «Мезонин поэзии» совместно с Р. Ивневым, Л. Заком, C. Грааль-Арельским и другими поэтами. Возглавляя московское издательство «Мезонин поэзии», он подготавливал его альманахи, а также активно участвовал в альманахах издательства «Петербургский глашатай». В 1913 году Вадим Шершеневич опубликовал два сборника футуристических стихов — «Романтическая пудра» и «Экстравагантные флаконы».

В 1914 году Шершеневич редактировал «Первый журнал русских футуристов». Эта деятельность вызывала нарекания и у оппонентов, и у коллег. «Самовлюбленным графоманом» назвал Вадима Шершеневича его коллега по изданию Бенедикт Лившиц. Основным оппонентом являлась группа «Центрифуга», входивший в состав которой Борис Пастернак выступил с резким выпадом против Шершеневича в статье «Вассерманова реакция».

Также Вадим Шершеневич занимался переводами литературных манифестов Ф. Маринетти, который был известным теоретиком итальянского футуризма. Сам Шершеневич считался ориентированным на Запад теоретиком и пропагандистом русского футуризма. Эта роль была аналогична роли В. Брюсова в символизме. Творческий путь от символизма к эгофутуризму Вадим Шершеневич прошел всего за 4–5 лет, что является показателем поразительной работоспособности и быстроты творческого взросления поэта. Уже в возрасте двадцати одного года Вадим Шершеневич приступил к разработке теории имажинизма.

В 1915 году он временно оставил учебу и поступил в автомобильную часть вольноопределяющимся. Недолгое время он провел на фронте. Именно этот период позволил Вадиму Шершеневичу обрести собственную манеру. В большой степени она сохранилась и в его имажинистский период. Шершеневич был убежден в том, что искусство должно идти в ногу со временем, быть созвучным эпохе, а новые литературные средства должны позволить передать новый ритм жизни, который резко участился. Все это было учтено в его следующем сборнике стихотворений «Автомобилья поступь»(1916), который оказался самой значительной книгой автора в дореволюционный период. В предисловии к этому сборнику Вадим Шершеневич писал именно об этом: «Наша эпоха слишком изменила чувствование человека, чтобы мои стихи были похожи на произведения прошлых лет. В этом я вижу главное достоинство моей лирики, она насквозь современна». В том же 1916 году была издана драма «Быстрь».

Во время гражданской войны Вадим Шершеневич наравне с остальными был вынужден заниматься самыми различными делами. Он читал в Пролеткульте лекции о стихосложении, занимался подготовкой к изданию многотомного художественного словаря для отдела ИЗО Наркомпроса, а также работал в литературной секции, действующей при агитационном поезде имени В. Луначарского. Вместе с Маяковским Шершеневич рисовал плакаты для «Окон РОСТа» и писал для них тексты. Он принимал участие в создании Всероссийского союза поэтов вместе с Р. Ивневым и В. Каменским. Начиная с мая 1919 года Вадим Шершеневич был председателем этого союза.

В 1918 году Вадим Шершеневич совместно с С. Есениным и А. Мариенгофом учредил «Орден имажинистов». Декларация представителей этого нового литературного направления была опубликована в воронежском журнале «Сирена» и в газете «Советская страна» в январе 1919 года. Эта декларация была подписана Вадимом Шершеневичем, Р. Ивневым, А. Мариенгофом и С. Есениным. Автором декларации был сам Шершеневич как основной теоретик имажинизма. Вадим Шершеневич был великолепным оратором и мастером полемики. Он регулярно выступал на множественных диспутах, пропагандировал новое литературное направление и отвечал на критику своих литературных противников.

В 1918 году Шершеневич опубликовал одно из наиболее значительных произведений — поэму «Крематорий». В 1919 году она была переиздана с заголовком «Крематорий. Поэма имажиниста» и была своеобразным ответом на произведение В. Маяковского «Облако в штанах». В 1920 году вышла книга «Лошадь как лошадь», которую считают основным произведением имажинистского периода творчества Вадима Шершеневича.

В 1919–1925 годах Вадим Шершеневич публиковал свои произведения в журнале «Гостиница для путешествующих в прекрасном», а также принимал участие в создании девяти коллективных сборников «Ордена имажинистов», в том числе «Золотой кипяток», «Одна сплошная нелепость», «Коробейники счастья» и «Мы Чем Каемся». Книга «Мы Чем Каемся» в дальнейшем была конфискована вследствие ее провокационного названия, которое напоминало о ЧК Москвы. В 1920 году Вадим Шершеневич выпустил теоретическую работу об имажинизме «2х2=5». В 1921 году была выпущена книга поэм Шершеневича «Кооперативы веселья» и книга «Кому я жму руку» о творчестве Есенина, Ивнева, Мариенгофа и других товарищей по «Ордену имажинистов». Вадим Шершеневич выступал на эстраде, читая свои стихотворения, и среди московской публики его выступления были весьма популярны. Еще до революции началось соперничество Шершеневича и Маяковского, которое продолжалось все эти годы.

Характерными особенностями творчества Вадима Шершеневича были нагнетание городских метафор, бурлескные образы, устойчивый интерес к клоунаде, основанный на эстетике безобразного эпатаж, как и у ранних футуристов, богоборческие мотивы. С формальной точки зрения на литературу Вадим Шершеневич использовал в своих произведениях акцентный стих, который он разработал параллельно с Маяковским, и диссонансную рифму. В произведениях поэта часто можно было проследить тематику трагической чувственной любви. Вадим Шершеневич сознательно применял «брюсовскую» экспериментальную разработку приемов, что подчеркивалось названиями произведений из книги «Лошадь как лошадь», такими как «Параллелизм тем» или «Принцип звука минус образ». Шершеневич заявлял о принципиальном аполитизме искусства. В 1919 году он был арестован за контакты с анархистской партией.

Множество нападок вызывали такие качества имажинистов, как непохожесть, независимость и нестандартный взгляд на искусство. Собственные издательства имажинистов, например «Орднас», «Имажинисты», «Див», а также журнал «Гостиница для путешествующих в прекрасном» были постоянными поводами для критики. На все нападки Шершеневич отвечал отрицанием государственной поддержки искусства и провозглашал отделение государства от искусства. В то время на имажинистов оказывалось весьма мощное давление. В первом же номере журнала «Печать и революция», вышедшем в марте 1921 года, нарком Луначарский опубликовал статью «Свобода книги и революция», в которой высказал возмущение выступлениями Шершеневича и имажинистов, направив на них всю мощь своего влияния. Поэт Иннокентий Аксенов, который рецензировал поэтический сборник Шершеневича «Лошадь как лошадь», без стеснения определил автора как «тип, подлежащий ликвидации».

Последней книгой стихотворений Вадима Шершеневича оказался сборник «Итак итог», построенный на последовательных рифмах-диссонансах и изданный в 1926 году. В этой книге поэт отошел от имажинизма. Существование «Ордена имажинистов» подходило к концу. Итоги этого литературного течения были подведены Вадимом Шершеневичем в статье «Существуют ли имажинисты?». Он признал кончину имажинизма и объяснил ее так: «От поэзии отнята лиричность. А поэзия без лиризма — это то же, что беговая лошадь без ноги. Отсюда и вполне понятный крах имажинизма, который все время настаивал на поэтизации поэзии». После выхода сборника «Итак итог» Вадим Шершеневич продолжал писать стихотворения, но работал над ними с меньшей интенсивностью, чем раньше. За последние 15 лет жизни Вадим Шершеневич не написал ни одного в дальнейшем опубликованного стихотворения, за исключением переводов.

В том же 1926 году Шершеневич написал не опубликованную при жизни поэта антиутопическую пьесу «Мещантика». К этому времени главной для него стала работа для театра и кино. Множество театров Москвы ставили пьесы и скетчи Шершеневича.

Он работал как режиссер-постановщик в московских и провинциальных театрах, занимаясь также работой драматурга, критика, переводчика и сценариста. Шершеневич заведовал литературной частью в Камерном театре. А в 1923 году он возглавлял Опытно-героический театр совместно с режиссером и актером Б.А. Фернандовым. Сам Вадим Шершеневич регулярно выходил на сцену. Именно в Опытно-героическом театре были поставлены его пьесы «Одна сплошная нелепость» и «Дама в черной перчатке».

Вадим Шершеневич переводил и переделывал множество пьес, в число которых вошли произведения Шекспира, Софокла, Брехта, Мольера. Также он создал несколько киносценариев и либретто для ряда оперетт. Книга Вадима Шершеневича «Игорь Ильинский» выдержала два издания.

В 1930-х годы Вадим Шершеневич занимался переводами пьес Шекспира, Сарду и Корнеля на русский язык. Также он переводил либретто популярных оперетт, немецкую и французскую поэзию, в том числе сделал полный перевод «Цветов зла» Бодлера. Многие произведения Вадима Шершеневича были опубликованы только после смерти автора, часть из них вышла в свет только после 1990 года. Переведенные Вадимом Шершеневичем «Цвета зла» были впервые изданы только в 2007 году.

В середине 1930-х годов Вадим Шершеневич вел работу над книгой мемуаров «Великолепный очевидец. Поэтические воспоминания 1910–1925 гг.» Автор стремился приспособить книгу к требованиям советской печати, но тем не менее книгу при его жизни так и не издали.

В 1941 году, в начале войны, Вадим Шершеневич эвакуировался на Алтай, в Барнаул, вместе с Камерным театром. Там он принимал участие в литературных концертах, которые проводились в военных госпиталях и на оборонных заводах, а также писал тексты агитационных плакатов. 18 мая 1942 года Вадим Габриэлевич Шершеневич скончался от тяжелой болезни — скоротечного милиарного туберкулеза. Поэт похоронен на Булыгинском кладбище.


Вадим Шершеневич
Вадим Шершеневич
[25 января 1893 - 18 мая 1942]
Помогите библиотеке
Помощь библиотеке
Об авторе
Биографическая справка
Биография
Вадим Габриэлевич Шершеневич
О Шершеневиче
Об авторе
Подписывайтесь

Стихи и поэты.
людям нравится
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Реклама
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты