Попов Михаил Иванович

Попов Михаил Иванович [1742 — ок. 1790, Петербург] — русский поэт, актер, переводчик. Согласно театральному преданию, происходил из семьи ярославского купца и был одним из первых актеров труппы Ф. Г. Волкова, однако документированные сведения о его службе в Придворном театре относятся только к 1764. Его литературная деятельность началась около 1760 и, по-видимому, была связана с репертуарными нуждами русского театра. Михаил Попов публикует переводы комедий с немецкого И.-Ф. Кронека «Недоверчивый» и с французского Ж.-Ф. Пуллена де Сен-Фуа «Девкалион и Пирра» (1765; обе в одной книге). К 1760-м гг. относятся также переводы с французского комедий Д.-О. де Брюэса и Ж. Палапра «Немой», Ф. Пуассона «Притворный комедиянт», анонима «Бурлин — слуга, отец и тесть», а также оригинальная комедия Попова «Отгадай и не скажу», напечатанные позднее в сборнике «Досуги, или Собрание сочинений и переводов Михайлы Попова.» (1772). Попов — переводчик был заметной фигурой школы вольной русификации иностранных пьес. Как писал он сам, «не держался я невольнически слов и наименований, но соображался со нравами и обыкновениями нашими», а, по замечанию современника, «изменял подлинник в тех местах, где приводились обычаи, существовавшие во Франции, и заменял их нравами, собственными нашей стране и нашему времени». В частности, Попов вслед за В.И. Лукиным вводил в пьесы диалектную речь персонажей из крестьян.

В занятиях литературой Михаила Попова поощрял Н. И. Новиков, на средства которого была издана книга «Две повести: «Аристоноевы приключения...» и «Жизнь людей Промифеевых»» (1766), включавшая переводы мифологических романов Ф. Фенелона и А.-Г. Менье де Керлон. Из предпосланного книге в качестве посвящения письма Попова к Новикову видно, что писателей связывали дружеские отношения и Попов обязывался сообщать Новикову - издателю свои сочинения, «как собственные, так и переведенные с других языков». Другим близким Попову человеком был М.Д. Чулков, также актер. Свидетельством их близости являются совместная незавершенная работа над словарем русского языка (не сохранилась), общий интерес к истории и русской языческой мифологии. Результатом этого творческого общения явилась работа Попова «Описание славенского языческого баснословия, собранного из разных писателей» (1768), участие в сочинении комедии Чулкова «Как хочешь назови» (заключительные куплеты), обращение к жанру сказочно-рыцарского романа. «Славенские древности, или Приключения славенских князей» (1770—1771) представляют жанровое подражание «Пересмешнику» Чулкова. Оба произведения стоят у истоков псевдоисторической славянской сюжетики в русской литературе. Поскольку многие читатели принимали книгу Попова за историческое сочинение, автор при переиздании вынужден был особо подчеркнуть ее принадлежность к романическому жанру, изменив назвавние на «Старинные диковинки...» (1778), под которым книга выдержала в XVIII в. еще два издания (1793 и 1794). Изображая русское средневековье как эпоху рыцарства, Попов широко пользовался мотивами западноевропейских «contes des fees» (волшебных сказок), галантного романа и рыцарских романов из серии изданий «Bibliotheque bleue» («Синей библиотеки»), ставших к XVIII в. народными книгами. Использование фольклора у Попова в отличие от более поздних сборников В. А. Левшина ограничивается интернациональными мотивами. Конкретные источники сюжетов повестей, составляющих сборник, не установлены.

В 1765 Попов покинул придворную труппу и переехал в Москву, чтобы прослушать курс лекций в университете. До этого он отдал в печать сборник, включавший тринадцать стихотворений, стилизованных под народные песни, — «Песни, сочиненные Михаилом Поповым» (1765; 2-е изд., испр. и умнож. 1768). «Песни» Михаила Попова стали первым в истории русской литературы случаем издания поэтом песенных сборников. Всего известна 21 «любовная песня» Попова, из которых две являются подражаниями народным («Ты бесчастной доброй молодец…» и «Не голубушка в чистом поле воркует...»). Большая часть его песен сразу же вошла в музыкальный быт.

В 1767 Попов был привлечен в качестве помощника «сочинителя» (секретаря) в Комиссию нового Уложения. Он, в частности, оформлял проект «О нижнем роде государственных жителей». В 1769 получил чин коллежского регистратора. Поскольку в комиссии работали многие из начинающих писателей, служба расширила круг литературных связей Попова, что позволило ему, вернувшись в составе комиссии в Петербург, принять в 1769 участие сразу в нескольких сатирических журналах. Уже 27 января он послал подборку эпиграмм (подп. — «N. N.») во «Всякую всячину», но т. к. публикация задержалась, он поместил их в журнале Чулкова «И то и сьо», активным сотрудником которого оставался с первых листов до августа 1769. Попов выступал под видом якобы неизвестного издателю корреспондента. Однако его стихотворение «Сон» (как и отклики на него) показывает, что Попов и Чулков были членами одного литературного кружка. Попову принадлежат в журнале некоторые сатирические стихотворения и, возможно, переводы с немецкого языка. Лишь одна публикация подписана «N. N.», остальные анонимны. Эпизодическим было участие Попова в «Ни то ни сио» В. Г. Рубана, где появились три его эпиграммы. Начиная с мая Попов сотрудничал в «Трутне» Новикова. Здесь ему достоверно принадлежит притча «Два вора», приложенная издателем к «Письму дяди к племяннику» (1769). Попову также приписывались в «Трутне» «копии с отписок» (1769), а в «Живописце» (1772) — «Письма к Фалалею».

1772 был переломным в творческой судьбе Попова. По прошению Попова на средства Кабинета е.и.в. был напечатан его сборник «Досуги, или Собрание сочинений и переводов» (Ч. 1—2). Сюда вошли, в частности, стихотворения, ранее опубликованные в журналах, прозаический перевод двух песен трактата о драматургии К.-Ж. Дора «На феатральное возглашение» — одной из попыток примирить классическую эстетику с проникавшим в комедию изображением «низкой природы», и оригинальная комическая опера Попова «Анюта». Сыгранная в Царском Селе придворными певчими 26 авг. 1772, она была также первой русской пьесой, поставленной за границей, в русском посольстве в Константинополе, во время заключения Кючук-Кайнарджийского мира. «Анюта» явилась первым русским произведением в жанре комической оперы и определила некоторые черты жанра на русской почве: крестьянская тема, противопоставление города и деревни, комическое, но не отрицательное изображение крестьян. Имена Анюты и неудачливого ее жениха Филата стали после Попова традиционными в комической опере.

Позднейшее творчество Попова свелось исключительно к переводам. С 1772 он становится активным сотрудником реорганизованного «Собрания, старающегося о переводе иностранных книг», для которого выполняет прозаическое переложение «Освобожденного Иерусалима» Т. Тассо (1772; по фр. переводу Ж.-Б. Мирабо; с предисл. Мирабо «Жизнь Тассова»; 2-е изд. 1787), оказавшее влияние на рус. преромантическую поэму. С точки зрения теории перевода оно представляет интерес как попытка избежать употребления варваризмов путем калькирования иностранной лексики. К такому же типу литературы, рассчитанной на широкого читателя, относятся его переводы «Вадиных сказок» Вольтера (1771) и перс. сказок «Тысяча и один день» (1778—1779. Ч. 1—4) в обработке Пети де ла Круа. До 1783 Попов также взял в собрании для перевода «Песни печалей» («Скорбные элегии») Овидия, «Историю римскую» Тита Ливия и «Храм баснословия» Ф.-А. Помея. Ряд общезанимательных сочинений был переведен Михаилом Поповым явно с коммерческими целями. Среди них «Белевы путешествия через Россию в разные азиатские земли...» (1776), «Выписки о чревовещателях...» аббата Ла Шапеля (1776; 2-е изд. 1787), «Описание римския Ватиканския церкви св. Петра...» Ж.-Ж. Лефрансе де Лаланда (1776). Из переведенных Михаилом Поповым ученых сочинений для характеристики его общественных взглядов наиболее важное значение имеет изданное Новиковым «Рассуждение о благоденствии общенародном» Л. А. Муратори (1780; с фр.), свидетельствующее об интересе к умеренно-просветительским идеям Ш. Монтескье и Ф. Фенелона. Говоря о переводах Попова, Новиков отметил, что «он имеет гораздо больше неизданных в печать», и дал им высокую литературную оценку: «Особливо его песни и опера заслуживают великую похвалу; то же должно сказать и о переводах его, которые за чистоту слога и прочее много похваляются».

В связи с оживлением деятельности Придворного театра в конце 1770-х гг. Михаил Попов переводит для него ряд пьес, часть из которых осталась в рукописи: комедии «Лжеученый» Ж. Дювора (1778), «Побежденное предрассуждение» П. Мариво (1779), «Солиман второй, или Три султанши» Ш.-С. Фавара(1779), «Севильский цирюльник, или Бесполезная предосторожность» Бомарше (1779) и комическая опера неизвестного автора «Устережешься ли всего» (1780).

Биографические сведения о последнем периоде жизни Михаила Ивановича Попова крайне скудны. Известно, что в 1776 он имел чин губернского секретаря и еще в 1780 продолжал служить в Комиссии нового Уложения (переименованной в Комиссию составления законов). В начале 1780-х гг. М. Н. Муравьев упоминал о нем как о «сочинителе при Уложении, который мог быть лучше сочинителем при Комиссии Муз и Граций. Последней книгой Михаила Попова был составлявшийся им на протяжении всей жизни песенник «Российская Эрата, или Выбор наилучших русских песен...» (1790—1792. Ч. 1—3; с указанием на титуле: «Собранные и частию сочиненные покойным Михайлом Поповым»), который он хотел противопоставить существовавшим сборникам как собрание лучших образцов. Структура сборника определялась жанровой классификацией песен; тексты народных песен отредактированы «повсюду, где взыскивала того нужда правил». В предисловии Попов изложил свои взгляды на возникновение песни и охарактеризовал новейшую «российскую» песню как особый литературный жанр.

Посмертную итоговую оценку творчества Попова дал Н. М. Карамзин в «Пантеоне российских авторов» (1802). Отметив историческую недостоверность его «славянского баснословия», он высоко оценил его песни, которые «были несколько раз особливо напечатаны: следственно, они нравились публике; многие из них замысловаты и нежны». Как современник он засвидетельствовал популярность переводов Попова; по его словам, они «были в великом уважении, особливо Тассов «Освобожденный Иерусалим», о котором Екатерина Вторая упоминает с похвалою в одном из писем своих к Вольтеру».


Михаил Попов
Михаил Попов
[1742 - 1790]
Помогите библиотеке
Помощь библиотеке
Миниатюры и эпиграммы
Из эпиграмм
Публицистика
О переводе
Биография
Биография
Об авторе
Михаил Иванович Попов
Михаил Попов
Подписывайтесь

Стихи и поэты.
людям нравится
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Реклама
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты