Стихи 1912 г.
Ночь
Порт
Утро
Стихи 1913 г.
А вы могли бы?
Адище города
В авто
Вывескам
За женщиной
Из улицы в улицу
Исчерпывающая картина весны
Кое-что про Петербург
Любовь
Мы
Нате!
Несколько слов о моей жене
Несколько слов о моей маме
Несколько слов обо мне самом
Ничего не понимают
От усталости
По мостовой ...
Театры
Уличное
Шумики, шумы и шумищи
Стихи 1914 г.
А все-таки
Война объявлена
Еще Петербург
Кофта фата
Мама и убитый немцами вечер
Мысли в призыв
Послушайте!
Скрипка и немного нервно
Стихи 1915 г.
Вам!
Великолепные нелепости
Внимательное отношение к взяточникам
Военно-морская любовь
Вот так я сделался собакой
Гимн взятке
Гимн здоровью
Гимн критику
Гимн обеду
Гимн судье
Гимн ученому
Кое-что по поводу дирижера
Мое к этому отношение (гимн еще почтее)
Пустяк у Оки
Теплое слово кое-каким порокам (почти гимн)
Чудовищные похороны
Я и Наполеон
Стихи 1916 г.
В.Я. Брюсову на память
Дешевая распродажа
Для истории
Издевательства
Ко всему
Лиличка! Вместо письма
Лунная ночь. Пейзаж
Мрак
Надоело
Никчемное самоутешение
Последняя петербургская сказка
России
Себе, любимому, посвящает эти строки автор
Следующий день
Хвои
Эй!
Стихи 1917 г.
Братья писатели
Ешь ананасы...
Иитернациональная басня
К ответу!
Наш марш
Нетрудно, ландышами дыша...
Революция. Поэтохроника
Сказка о красной шапочке
Стихи 1918 г.
Весна
Левый марш (Матросам)
Ода революции
Поэт рабочий
Приказ по армии искусства
Радоваться рано
Той стороне
Тучкины штучки
Хорошее отношение к лошадям
Стихи 1919 г.
Мы идем
Потрясающие факты
С товарищеским приветом, Маяковский
Стихи 1920 г.
III Интернационал
Владимир Ильич
Всем Титам и Власам РСФСР
Гейнеобразное
Горе
Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче
Отношение к барышне
«Портсигар в траву ушель на треть...»
Рассказ про то, как кума о Врангеле толковала без всякого ума
Стихи 1921 г.
Два не совсем обычных случая
Неразбериха
О дряни
Последняя страничка гражданской войны
Приказ № 2 армии искусств
Сказка для шахтера-друга про шахтерки, чуни и каменный уголь
Стихотворение о Мясницкой, о бабе и о всероссийском масштабе
Стихи 1922 г.
Баллада о доблестном Эмиле
Бюрократиада
Выждем
Как работает республика демократическая?
Мой май
Моя речь на Генуэзской конференции
Нате! Басня о «Крокодиле» и о подписной плате
После изъятий.
Прозаседавшиеся
Сволочи
Спросили раз меня: «Вы любите ли НЭП?» - «Люблю,- ответил я,- когда он не нелеп»
Стих резкий о рулетке и железке
Стихи 1923 г.
...товарищ Чичерин и тралеры отдает и прочее...
1-е мая («Мы!..»)
1-е мая («Поэты...»)
1-е мая («Свети!..»)
17 апреля
Авиадни
Авиачастушки
Баку
Барабанная песня
Вандервельде
Весенний вопрос
Воровский
Газетный день
Германия
Гомперс
Горб
Давиду Штеренбергу
Издевательство летчика
Итог
Керзон
Киноповетрие
Когда мы побеждали голодное лихо, что делал патриарх Тихон?
Коминтерн
Крестьянин,- помни о 17-м апреля!
Марш комсомольца
Молодая гвардия
Москва - Кенигсберг
Муссолини
Мы не верим!
На земле мир. Во человецех благоволение
На цепь!
Наше воскресенье
Не для нас поповские праздники
Нордерней
О «фиасках», «апогеях» и других неведомых вещах
О патриархе Тихоне. Почему суд над милостью ихней?
О поэтах
О том, как у Керзона с обедом разрасталась аппетитов зона
Париж. (Разговорчики с Эйфелевой башней)
Пернатые
Пилсудский
Пуанкаре
Рабочий корреспондент
Рабочим Курска, добывшим первую руду, временный памятник работы Владимира Маяковского
Разве у вас не чешутся обе лопатки?
Сказка о дезертире, устроившемся недурненько, и о том, какая участь постигла его самого и семью шкурника
Смыкай ряды!
Солидарность
Срочно. Телеграмма мусье Пуанкаре и Мильерану
Стиннес
Строки охальные про вакханалии пасхальные
Схема смеха
Товарищи! разрешите мне поделиться впечатлениями о Париже и о Монё
Тресты
Уже!
Универсальный ответ
Это значит вот что!
Стихи 1924 г.
9-е января
Будь готов!
Буржуй, - прощайся с приятными деньками - добьем окончательно твердыми деньгами
Владикавказ - Тифлис
Гулом восстаний, на эхо помноженным
Два Берлина
Дипломатическое
Здравствуйте!
Киев
Комсомольская
На помощь
На учет каждая мелочишка (пара издевательств)
Посмеемся!
Пролетарий, в зародыше задуши войну!
Протестую!
Прочь руки от Китая!
Севастополь - Ялта
Селькор
Тамара и Демон
Твердые деньги - твердая почва для смычки крестьянина и рабочего
Ух, и весело!
Хулиганщина
Юбилейное
Стихи 1925 г.
100%
6 монахинь
Notre-Dame
Американские русские
Атлантический океан
Барышня и Вульворт
Блек энд уайт
Богомольное
Бродвей
Бруклинский мост
Верлен и Сезан
Версаль
Вот для чего мужику самолет
Выволакивайте будущее!
Вызов
Город
Даешь мотор!
Два мая
Домой!
Еду
Жорес
Испания
Кемп «Нит гедайге»
Красная зависть
Май
Мексика
Мелкая философия на глубоких местах
Небоскреб в разрезе
Немножко утопии про то, как пойдет метрошка
О.Д.В.Ф.
Порядочный гражданин
Прощание (Кафе)
Прощанье
Рабкор («Ключи счастья» напишет...)
Рабкор (Лбом пробив безграмотья горы...)
Радио-агитатор
Третий фронт
Флаг
Христофор Коломб.
Ялта - Новороссийск
Стихи 1926 г.
Английскому рабочему
Беспризорщина
В мировом масштабе
В повестку дня
Взяточники
Две Москвы
Долг Украине
Еврей (Товарищам из ОЗЕТа).
Искусственные люди
Канцелярские привычки
Краснодар.
Лев Толстой и Ваня Дылдин.
Любовь
Марксизм - оружие, огнестрельный метод. Применяй умеючи метод этот!
Мексика - Нью-Йорк
Мелкая философия на глубоких местах
Мечта поэта
Мои прогулки сквозь улицы и переулки
Московский Китай.
«МЮД»
Наш паровоз, стрелой лети
Наше новогодие
Не юбилейте!
О том, как некоторые втирают очки товарищам, имеющим циковские значки
Октябрь 1917-1926
Передовая передового
Письмо писателя Владимира Владимировича Маяковского писателю Алексею Максимовичу Горькому
Послание пролетарским поэтам
Праздник урожая
Продолжение прогулок из улицы в переулок
Протекция
Разговор на одесском рейде десантных судов: «Советский Дагестан» и «Красная Абхазия»
Разговор с фининспектором о поэзии
Рождественские пожелания и подарки.
Свидетельствую
Сергею Есенину
Сифилис
Стоящим на посту.
Строго воспрещается
Тип
Товарищу Нетте пароходу и человеку
Тропики
Ужасающая фамильярность
Фабрика бюрократов
Хулиган (Ливень докладов...) .
Хулиган (Республика наша в опасности...)
Частушки о метрополитене
Четырехэтажная халтура
Что делать?

Владимир Маяковский

Вон самогон!

    Эй, иди,
             подходи, крестьянский мир!
    Навостри все уши -
                        и слушай!
    Заливайся, песня!
                      Пой и греми!
    Залетай в крестьянские уши!
    Кто не хочет из вас
                        в грязи,
 10                              под плетнем
    жизнь окончить смертью сучьей -
    прочитай про это,
                      послушай о нем,
    вникни в этот серьезный случай.

         СЕЛО МАЛЫЕ ТИШКИ

    Недалёко от нас,
                     то ль на некой горе,
    то ли просто
                 на маленькой вышке,
    помещается
 20            на реке на Туре
    деревушка -
                Малые Тишки.
                  
    Деревушкой ее называют зря.
    Хоть домов полсотни менее,
    но на каждом из них
                        крыша -
                                точно заря,
    каждый двор -
                   не двор, а имение.
                  
 30 Лет пяток назад
                    жил во всех домах
    генерал,
             помещик Дядин.
    А мужик глядел
                   да шапчонку ломал,
    да слюну облизывал, глядя.
    В Октябре
              с генерала спустили жир:
    подавай, мол, обратно наше!
                  
 40 Дернул Дядин в Париж,
                         а мужик зажил.
    Жил и жил себе полной чашей.
    Новый школьный дом
                       украшает луг.
    (Не к лицу коммуне дурак-то!)
                  
    Электрический ходит в поле плуг,
    громыхает электротрактор.
    Каждый весел и сыт,
                        обут и здоров.
 50 У детишек
              не щеки, а пышки.
    Так,
         распеснив песни из всех дворов,
    проживали Малые Тишки.

   СТЕПАНИДА САВРАСОВНА ВОДКИНА

    Лишь одна с по-над краю стоит изба,
    курьей ножкой держится еле,
    на карнизах на всех
                        ободр_а_лась резьба,
    ветер дует
 60            и хлещет в щели.
                  
    Здесь, паучьей нитью об_о_ткана,
    проживала
              меж ветра вывшего
    Степанида Саврасовна Водкина,
    станового супруга
                      бывшего.
    Степанидин муж
                   был известен всем.
    Кто
 70     в селе
               станового выше?
    Все четырнадцать шкур,
                           а не то что семь
    норовил содрать он с Тишек.
                  
    Обдирал становой
                     целых 20 лет.
    20 - жили воя и ноя.
    Становой жирел,
                    и жена -
 80                          ранет,
    щекопузье блестит наливное.
    Да коммуна пришла,
                       кумачом хохоча,
    постреляла для верности вящей.
    В ту же ночь
                 становой
                          задал стрекоча,
    не простясь аж
                   с супругою спящей.
                  
 90 Поодряб Степанидиных щек ранет,
    стали щеки
               из розовых
                          белые.
    Телеса
           постепенно сошли на нет,
    из упругих стали дебелые.
    Подвело от голодных харчей живот.
    Дрожью ежась от каждого чиха,
    прощена добротой мужиков
300                          и живет,
    только в ночь выходя,
                          как сычиха.
    Днем в окно глядит,
                        как собака на кость,
    рада всем перегрызть бы глотки она.
    Так жила,
              притаив до времени злость,
    Степанида Саврасовна Водкина.

           ЧЕРНОЕ ДЕЛО

    Спят мужик и баба,
110                    корова и бык.
    Ночь.
          Луна в небесах
                         рассияла лик,
    небо вызвездя в лучшем виде.
    Лишь один
              оборванец
                        крадется...
                                    и шмыг
    в подворотнюю щель -
120                      к Степаниде.
                  
    Степанида задвижку открыла на стук,
    получила записку в руки из рук;
    слов не слыша меж крысьего писку,
    поднесла записку
                     под лунный круг,
    под луною
              читает записку.
    Прочитала раз,
                   перечла еще.
130 Под ногами
               от слез
                       лужа.
    Слезы радости мчат со всех щек.
    Оказалось -
                записка от мужа.
    "Степанида моя,
                    Степанида-свет,
    чтоб покончить с властью Советов,
    выполняй досконально мой совет,
140 делай так-то...
                    это и это...
    Твой супруг
                Ферапонт Водкин".
    А под Водкиным
                   росчерк короткий.
    А еще через ночь,
                      в тот же час
                                   точь-в-точь,
    не будить стараясь народа,
150 подкатила к калитке
                        и целую ночь
    разгружалась бесшумно подвода.
                  
    Протащили в окно
                     пару длинных труб,
    100 бутылей, скрытых корзиною,
    протащили какой-то тяжелый куб
    да еще
           кишки резинные.
    Семь ночей
160            из-за ставен горел огонек.
    Уловило б чуткое ухо
    за стеной возню
                    да шарканье ног,
    да печурку -
                 пыхтела глухо.
    Через семь ночей,
                      через дней через семь,
    вышла
          днем
170            Степанида -
                            другая совсем.
    По губам,
              как игривая рыбка,
    то и дело ныряла улыбка.

          САМОГОННЫЙ ДУХ

    Через день
               столпился народ у ворот,
    занят важным одним вопросом:
    чем-то воздух несет?
                         Разгалделся народ,
180 в удивлении тянет носом.
    А по воздуху,
                 сквозь весеннюю ясь,
    заползая и в ноздри
                        и в глотки,
                  
    над избой Степанидьей, дымком раскурясь,
    вьется дух
               самогонки-водки.
    Бывший пьяница Пров говорит:
                                 "Эге!
190 Не слыхал я давно запашочка".
    Будто бес какой появился в ноге -
    Прова
          запах
                тянет пешочком.
    Прова запах
                за ногу ведет и ведет,
    в ухо шепчет:
                  "Иди!
                        Разузнай-ка".
200 К хате Водкиной вывел,
                           поставил,
                                     и вот -
    на крыльце
               появилась хозяйка.
    А народ валит, -
                     верь мне или не верь, -
    то ль для вида,
                    а то ль для принятия мер,
    но к дверям Степанидина дома
210 даже Петр пришел
                     милиционер,
    даже -
           члены волисполкома.
    Ярый трезвенник Петр
                         растопырил рот,
    выгнул грудь для важности вида
    да как гаркнет:
                    "Ты что ж!
                               Разорять народ?
220 Али хочешь в острог, Степанида?"
    А хозяйка в ответ:
                       "Что пристал, как репей?!
    Мужикам служу -
                     не барам.
    Мне не надо рублей -
                          подходи и пей!
    Угощаю всех
                даром".
    Пров затылок чешет:
230                     "Не каждый, мол, день
    преподносят такие подарки".
                  
    Пров шагнул,
                 остальные за ним -
                                    на ступень.
    "Не умрем, чай,
                    с одной-то чарки".
    Выпил рюмку -
                   прошла волшебством по душе.
    По четвертой -
240                пришло веселье.
    И не рюмками -
                   четвертями уже
    лижут все даровое зелье.
    Утро.
          Вышли все,
                     не чуют земли.
    Встали свиньями
                    на четвереньки.
    С закоулков проселочных пыль мели:
250 бородища -
               мокрые веники.
    Не дошли до дому ни Петр,
                              ни Пров:
                  
    Петр в канаву слег,
                        Пров свалился в ров.
    Прова
          утром
                нашли в трясине -
    щеки синему
260             выгрызли свиньи.

              ХМЕЛЬ

    Полдень.
             Встал народ.
                          Негодящий вид.
    Перекошены наискось лица.
    В животе огонь,
                    голова трещит, -
    надо, значит,
                  опохмелиться.
    Потащились
270            все, кто ходить еще мог,
    к Степаниде идут
                     на крылечко.
    Так же
           вьется соблазном над хатой
                                      дымок.
                  
    Ткнули дверь.
                  Да не тут-то было!
                                     Замок
    изнутри просунут в колечко.
280 "Степанида, - орут, -
                           вылезай помочь!"
    Пузо сжали,
                присели на корточки.
    "К черту лешему!
                     Убирайтесь прочь! -
    Степанидин голос
                     из форточки.-
                  
    Попоила раз -
                   и довольно, чать! -
290 заорала Водкина гневно.-
    Угостила раз -
                   не всегда ж угощать?!
    Затаскались сюда
                     ежедневно!
    Вы у честной вдовы -
                         не в питейном, чай!
    Да и где это видано в мире,
    чтоб не только водку,
                          хотя бы чай,
300 подавали бесплатно в трактире?!"
    Но в ответ на речь
                       пуще прежнего гул:
    "Помоги, Степанида Саврасовна".
    "Помогу, -
               говорит, -
                          да гони деньгу".
                  
    Почесались.
                "Ладно.
                        Согласны".
310 Осушили сегодня пару посуд,
    а назавтра -
                 снова похмелье.
    Снова деньги несут.
                        Самогон пососут -
    протрезвели
                и снова за зелье.
    Тек рекой самогон.
                       Дни за дням шли.
    Жгло у пьяниц живот крапив_о_ю.
320 Растряслись вконец мужичьи кошли,
    всё
        до ниточки пьют-пропивают.
    Всё, что есть в селе,
                          змей зеленый жрет, -
    вздулся, полселения выев.
    Всё бросают зеленому зм_е_ишу в рот,
    в пасть зубастую,
                      в зевище змиев.

        ВЕЛИКОЕ РАЗОРЕНИЕ

    Самогонный потоп
330                  заливает-льет,
    льет потоп
               и не хочет кончиться.
                  
    Вымирает народ,
                   нищает и мрет,
    лишь жиреет вовсю самогонщица.
    Над деревней
                 царит самогонище-гад,
    весь достаток Водкиной отдан.
    Урожай -
340          и тот заложили в заклад
    вплоть до 28-го года.
    У любого
             на морде
                      от драк полоса.
    Не услышишь поющего голоса.
    Только в плаче
                   меж драк
                            визжат голоса:
    муж
350     жене
             выдирает волосы.
    Переехала Водкина в школьный дом:
    "Неча зря, мол, учиться в школах".
    А учителя - в хлев:
                        "Проживет и в нем".
    Рос в селе за олухом олух.
    Половину домов
                   пережрал пожар,
    на другой -
360             поразлезлись крыши.
                  
    В поле
           тракторы
                    пережрала ржа.
    Мост -
           и то на ладан дышит.
    Что крепила
                на пользу
                          советская власть -
    постарались развеять прахом.
370 Все, что коплено год,
                          можно в час раскрасть, -
    и раскрали
               единым махом.
    Только чаще
                болезнь забирается в дом,
    только смерть обжирается досыта,
    да растут ежедневно
                        холм за холмом
    на запущенной глади погоста.
380 Да в улыбку расплылись наши враги:
    поп,
         урядник
                 и старый помещик.
    Пей еще -
              и погиб,
                       и не сдвинешь ноги,
    и помещик вопьется, как клещи.
                  
    Вот и вся история
                      кончена,
380 зря не стоит болтать лишка.
    Так пришла
               из-за самогонщины
    богатейшей деревне крышка.

       СЛУШАЙ, КРЕСТЬЯНИН!

    Эй, иди,
             подходи, крестьянский мир!
    Навостри все уши -
                       и слушай!
    Заливайся, песня!
                      Пой и греми!
400 Залетай в крестьянские уши!
                  
    Кто не хочет из вас
                        в грязи,
                                 под плетнем
    дни закончить смертью сучьей, -
    прочитай про это,
                      подумай о нем,
    вникни в этот правдивый случай.
    Чтоб и вас
               самогонка
410                      в гроб не свела -
    всех,
          кто гонит яд-самогон,
    выгоняй из деревни,
                        гони из села,
    из станиц
              вышвыривай вон!
    Чтоб республика наша
                         не кончила дни,
    самогонную выпив отраву, -
420 самогонщиков банду
                       из сел
                              гони!
    Выгоняй самогонщиц ораву!
    Выгоняй, кто поит,
                       выгоняй, кто пьет!
    Это - гниль.
                 Нужна кому она?!
    Только тот, кто здоров, -
                               крестьянству оплот,
430 лишь от них расцветает коммуна.
                  

    [1923]


Самые популярные произведения

Лиличка! Вместо письма
Нате!
«Если наш Бов тебе нравится...»
Селькор
Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
[7 июля 1893 - 14 апреля 1930]
Помогите библиотеке
Помощь библиотеке
Поэмы
150 000 000
«IV Интернационал»
Владимир Ильич Ленин
Война и мир
Летающий пролетарий
Люблю
Облако в штанах
Про это
«Пятый Интернационал»
Флейта-позвоночник
Человек
Проза
Париж. (Записки Людогуся)
Париж. Быт
Париж. Театр Парижа
Парижские очерки. Музыка
Парижские провинции
Сегодняшний Берлин
Семидневный смотр французской живописи
Пьесы
«А что, если?..»
Владимир Маяковский
Вчерашний подвиг
Как кто проводит время, праздники празднуя
«Мистерия-буфф»
«Мистерия-буфф» Второй вариант
Пьеска про попов, кои не понимают, праздник что такое
Чемпионат всемирной классовой борьбы
Миниатюры и эпиграммы
[Журнал «Красный перец»]
[Журнал «Огонек»]
[Журнал «Смена»]
[Издательство «Красная новь»]
[Плакат о жилищно-строительном займе]
2. «Расхлябанность - белогвардейщина вторая...»
3. «Третья белогвардейщина-советский бюрократ»
«А сколько вас сушеных на фунт?..»
«Бей Бовом...»
«Беспечность хуже всякого белогвардейца...»
Два простоя
«Если наш Бов тебе нравится...»
Завтрак английского дипломата
Заколдованный круг
Запасливый кооператор
Клемансо
Коронация Кирилла
Ллойд-Джордж
Лубки-плакаты и лубки-открытки
Маленькая разница
«Марьинорощинское»
Мильеран
Подписи к плакатам издательства «Парус»
Подпись к плакату издательства «Парус». «Вот как...»
Профплакаты
«Рабочий» Макдональд и буржуй Асквит
«Сколько бы у нас в цехе с него за простой вычли!..»
Тексты для плакатов Наркомфина
Три блокады
Прочие сочинения
[Журнал «Крысодав»]
[Журнал «Московский пролетарий»]
[Контрагентство печати]
[Кооперативные плакаты]
[Моссукно]
«Афиша "Мистерии-буфф"»
«Бабушкам академий»
«В РСФСР 130 миллионов населения»
В трамвае
Вон самогон!
«Ворковал (совсем голубочек)...»
Выступление на собрании деятелей искусств 12 марта 1917 г.
Герои и жертвы революции
Госиздат
Граждане! Поймите же, наконец, голод дошел до ужаса
Грустная повесть из жизни Филиппова
Гужевая повинность заменяется трудгужналогом
ГУМ
Декрет о натуральном налоге на хлеб, картофель и масличные семена
Декрет о натуральном налоге на яйца
Долой
Достижения футуризма
Займем у бога
«Идите к черту!»
Каждая фабрика и каждый завод, посмотри внимательно это вот
Каждый, думающий о счастье своем, покупай немедленно выигрышный заем!
Когда голод грыз прошлое лето, что делала власть Советов?
Кому и на кой ляд целовальный обряд
Крестить - это только попам рубли скрести
Крестьянам! Рассказ о Змее-Горыныче и о том, в кого Горыныч обратился нынче
Крестьяне, собственной выгоды ради поймите - дело не в обряде
Крестьянское
«Леф»
Лозунги для журнала «Даешь»
Лозунги к 1 мая
«Лозунги по производственной пропаганде»
Маленькая электрификация
Манифест из альманаха «Садок судей II»
«Мосполиграф»
«Моссельпром»
«Мотня в работе-разрухе родня...»
Мы прогнали с биржи труда тех, кто так пролез туда
На горе бедненьким, богатейшим на счастье - и исповедники и причастье
Надо помочь голодающей Волге!
Наши поправки в англо-советский договор
«Не предаваясь «большевистским бредням» ...»
«Нечего есть! Обсемениться нечем!»
Ни знахарство, ни благодать бога в болезни не подмога
Ни знахарь, ни бог, ни ангелы бога - крестьянству не подмога
О завхозе, который чуть не погиб со всей конторой
Одна голова всегда бедна, а потому бедна, что живет одна
«Окна» Роста 1919-1922
От поминок и панихид у одних попов довольный вид
От примет кроме вреда ничего нет
Первая олимпиада российского футуризма
Первомайское поздравление
Перчатка
Повествование это о странствии эсера вокруг света
Постоял здесь, - мотнулся туда, - вот и вся производительность труда
Пощечина общественному вкусу [Из альманаха]
Пощечина общественному вкусу [Листовка]
Пришедший сам
Про Тита и Ваньку. Случай, показывающий, что безбожнику много лучше
Про то, как за немцами, на денежки Антанты, отечественные двинулись, для «удушения» наняты
Про Феклу, Акулину, корову и бога
Против переделов
Прошения на имя бога - в засуху не подмога
Рабочий, смотри эти два декрета!
Рабочий, эй!
Раньше. Теперь
Рассказ о Климе, купившем заем, и о Прове, не подумавшем о счастье своем
Рассказ о том, путем каким с бедою справился Аким
Рассказ про Клима из черноземных мест, про Всероссийскую выставку и Резинотрест
Рассказ про то, как узнал Фадей закон, защищающий рабочих людей
Резинотрест
Сказка про купцову нацию, мужика и кооперацию
Слушайте новый зов!
Смотри, чтоб праздник перешел и в будни, чтоб шли на работу праздника многолюдней
Советская азбука
Советский Союз, - намотай на ус - кто Юз
Ткачи и пряхи! Пора нам перестать верить заграничным баранам!
Товарищи крестьяне, вдумайтесь раз хоть - зачем крестьянину справлять пасху?
Товарищи! Граждане! Всех бороться с голодом зовет IX съезд Советов!
Топливо - основа республики
Транспортники!
Трудовая взаимопомощь инвентарем
«Чаеуправление»
Эй, крестьянин, если ты не знаешь о налоге декрета, почитай, посмотри и обдумай это
«Юз, незнакомый с проволочкой...»
Письма
Письмо в редакцию газеты «Биржевые ведомости»
Письмо в редакцию газеты «Новь»
Публицистика
«Бегом через верниссажи»
«Без белых флагов»
«Будетляне»
Война и язык
Два Чехова
Живопись сегодняшнего дня
«И нам мяса!»
«Как бы Москве не остаться без художников»
Капля дегтя
Не бабочки, а Александр Македонский
О новейшей русской поэзии
О разных Маяковских
Отношение сегодняшнего театра и кинематографа к искусству
Поэзовечер Игоря Северянина
Россия. Искусство. Мы
Театр, кинематограф, футуризм
Теперь к Америкам!
Уничтожение кинематографом «театра» как признак возрождения театрального искусства
Штатская шрапнель
Штатская шрапнель. Вравшим кистью
Штатская шрапнель. Поэты на фугасах
Подписывайтесь

Стихи и поэты.
людям нравится
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Реклама
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты