Стихи 1912 г.
Ночь
Порт
Утро
Стихи 1913 г.
А вы могли бы?
Адище города
В авто
Вывескам
За женщиной
Из улицы в улицу
Исчерпывающая картина весны
Кое-что про Петербург
Любовь
Мы
Нате!
Несколько слов о моей жене
Несколько слов о моей маме
Несколько слов обо мне самом
Ничего не понимают
От усталости
По мостовой ...
Театры
Уличное
Шумики, шумы и шумищи
Стихи 1914 г.
А все-таки
Война объявлена
Еще Петербург
Кофта фата
Мама и убитый немцами вечер
Мысли в призыв
Послушайте!
Скрипка и немного нервно
Стихи 1915 г.
Вам!
Великолепные нелепости
Внимательное отношение к взяточникам
Военно-морская любовь
Вот так я сделался собакой
Гимн взятке
Гимн здоровью
Гимн критику
Гимн обеду
Гимн судье
Гимн ученому
Кое-что по поводу дирижера
Мое к этому отношение (гимн еще почтее)
Пустяк у Оки
Теплое слово кое-каким порокам (почти гимн)
Чудовищные похороны
Я и Наполеон
Стихи 1916 г.
В.Я. Брюсову на память
Дешевая распродажа
Для истории
Издевательства
Ко всему
Лиличка! Вместо письма
Лунная ночь. Пейзаж
Мрак
Надоело
Никчемное самоутешение
Последняя петербургская сказка
России
Себе, любимому, посвящает эти строки автор
Следующий день
Хвои
Эй!
Стихи 1917 г.
Братья писатели
Ешь ананасы...
Иитернациональная басня
К ответу!
Наш марш
Нетрудно, ландышами дыша...
Революция. Поэтохроника
Сказка о красной шапочке
Стихи 1918 г.
Весна
Левый марш (Матросам)
Ода революции
Поэт рабочий
Приказ по армии искусства
Радоваться рано
Той стороне
Тучкины штучки
Хорошее отношение к лошадям
Стихи 1919 г.
Мы идем
Потрясающие факты
С товарищеским приветом, Маяковский
Стихи 1920 г.
III Интернационал
Владимир Ильич
Всем Титам и Власам РСФСР
Гейнеобразное
Горе
Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче
Отношение к барышне
«Портсигар в траву ушель на треть...»
Рассказ про то, как кума о Врангеле толковала без всякого ума
Стихи 1921 г.
Два не совсем обычных случая
Неразбериха
О дряни
Последняя страничка гражданской войны
Приказ № 2 армии искусств
Сказка для шахтера-друга про шахтерки, чуни и каменный уголь
Стихотворение о Мясницкой, о бабе и о всероссийском масштабе
Стихи 1922 г.
Баллада о доблестном Эмиле
Бюрократиада
Выждем
Как работает республика демократическая?
Мой май
Моя речь на Генуэзской конференции
Нате! Басня о «Крокодиле» и о подписной плате
После изъятий.
Прозаседавшиеся
Сволочи
Спросили раз меня: «Вы любите ли НЭП?» - «Люблю,- ответил я,- когда он не нелеп»
Стих резкий о рулетке и железке
Стихи 1923 г.
...товарищ Чичерин и тралеры отдает и прочее...
1-е мая («Мы!..»)
1-е мая («Поэты...»)
1-е мая («Свети!..»)
17 апреля
Авиадни
Авиачастушки
Баку
Барабанная песня
Вандервельде
Весенний вопрос
Воровский
Газетный день
Германия
Гомперс
Горб
Давиду Штеренбергу
Издевательство летчика
Итог
Керзон
Киноповетрие
Когда мы побеждали голодное лихо, что делал патриарх Тихон?
Коминтерн
Крестьянин,- помни о 17-м апреля!
Марш комсомольца
Молодая гвардия
Москва - Кенигсберг
Муссолини
Мы не верим!
На земле мир. Во человецех благоволение
На цепь!
Наше воскресенье
Не для нас поповские праздники
Нордерней
О «фиасках», «апогеях» и других неведомых вещах
О патриархе Тихоне. Почему суд над милостью ихней?
О поэтах
О том, как у Керзона с обедом разрасталась аппетитов зона
Париж. (Разговорчики с Эйфелевой башней)
Пернатые
Пилсудский
Пуанкаре
Рабочий корреспондент
Рабочим Курска, добывшим первую руду, временный памятник работы Владимира Маяковского
Разве у вас не чешутся обе лопатки?
Сказка о дезертире, устроившемся недурненько, и о том, какая участь постигла его самого и семью шкурника
Смыкай ряды!
Солидарность
Срочно. Телеграмма мусье Пуанкаре и Мильерану
Стиннес
Строки охальные про вакханалии пасхальные
Схема смеха
Товарищи! разрешите мне поделиться впечатлениями о Париже и о Монё
Тресты
Уже!
Универсальный ответ
Это значит вот что!
Стихи 1924 г.
9-е января
Будь готов!
Буржуй, - прощайся с приятными деньками - добьем окончательно твердыми деньгами
Владикавказ - Тифлис
Гулом восстаний, на эхо помноженным
Два Берлина
Дипломатическое
Здравствуйте!
Киев
Комсомольская
На помощь
На учет каждая мелочишка (пара издевательств)
Посмеемся!
Пролетарий, в зародыше задуши войну!
Протестую!
Прочь руки от Китая!
Севастополь - Ялта
Селькор
Тамара и Демон
Твердые деньги - твердая почва для смычки крестьянина и рабочего
Ух, и весело!
Хулиганщина
Юбилейное
Стихи 1925 г.
100%
6 монахинь
Notre-Dame
Американские русские
Атлантический океан
Барышня и Вульворт
Блек энд уайт
Богомольное
Бродвей
Бруклинский мост
Верлен и Сезан
Версаль
Вот для чего мужику самолет
Выволакивайте будущее!
Вызов
Город
Даешь мотор!
Два мая
Домой!
Еду
Жорес
Испания
Кемп «Нит гедайге»
Красная зависть
Май
Мексика
Мелкая философия на глубоких местах
Небоскреб в разрезе
Немножко утопии про то, как пойдет метрошка
О.Д.В.Ф.
Порядочный гражданин
Прощание (Кафе)
Прощанье
Рабкор («Ключи счастья» напишет...)
Рабкор (Лбом пробив безграмотья горы...)
Радио-агитатор
Третий фронт
Флаг
Христофор Коломб.
Ялта - Новороссийск
Стихи 1926 г.
Английскому рабочему
Беспризорщина
В мировом масштабе
В повестку дня
Взяточники
Две Москвы
Долг Украине
Еврей (Товарищам из ОЗЕТа).
Искусственные люди
Канцелярские привычки
Краснодар.
Лев Толстой и Ваня Дылдин.
Любовь
Марксизм - оружие, огнестрельный метод. Применяй умеючи метод этот!
Мексика - Нью-Йорк
Мелкая философия на глубоких местах
Мечта поэта
Мои прогулки сквозь улицы и переулки
Московский Китай.
«МЮД»
Наш паровоз, стрелой лети
Наше новогодие
Не юбилейте!
О том, как некоторые втирают очки товарищам, имеющим циковские значки
Октябрь 1917-1926
Передовая передового
Письмо писателя Владимира Владимировича Маяковского писателю Алексею Максимовичу Горькому
Послание пролетарским поэтам
Праздник урожая
Продолжение прогулок из улицы в переулок
Протекция
Разговор на одесском рейде десантных судов: «Советский Дагестан» и «Красная Абхазия»
Разговор с фининспектором о поэзии
Рождественские пожелания и подарки.
Свидетельствую
Сергею Есенину
Сифилис
Стоящим на посту.
Строго воспрещается
Тип
Товарищу Нетте пароходу и человеку
Тропики
Ужасающая фамильярность
Фабрика бюрократов
Хулиган (Ливень докладов...) .
Хулиган (Республика наша в опасности...)
Частушки о метрополитене
Четырехэтажная халтура
Что делать?

Владимир Маяковский

Парижские очерки. Музыка

Очерки 


   Между мной и музыкой древние контры. Бурлюк и я стали футуристами от отчаянья: просидели весь вечер на концерте Рахманинова в "Благородном собрании" и бежали после "Острова мертвых", негодуя на всю классическую мертвечину. 
   Я с полным правом рассчитывал на то же в Париже, и меня только силком затаскивали на рояльные неистовства. 
   Мы едем к Стравинскому. Больше всего меня поразило его жилье. Это фабрика пианол -- Плевель. Эта усовершенствованная пианола все более вытесняет на мировом рынке музыканта и рояль. Интересно то, что в этой фабрике впервые видишь не "божественные звуки", а настоящее производство музыки, вмещающее все -- от музыканта до развозящих фур. Двор -- фабричный корпус. Во дворе огромные фуры уже с пианолами, готовыми в отправку. Дальше -- воющее, поющее и громыхающее трехэтажное здание. Первый этаж -- огромный зал, блестящий пианольными спинами. В разных концах добродетельные пары парижских семеек, задумчиво выслушивающих наигрываемые Для пробы всехсортные музыкальные вещицы. Второй этаж -- концертный зал, наиболее любимый Парижем. До окончания рабочего дня здесь немыслимо не только играть, но и сидеть. Даже через закрытые двери несется раздирающий душу вопль пробуемых пианол. Тут же то суетится, то дышит достоинством сам фабрикант г. Леои, украшенный орденом Почетного легиона. И, наконец, вверху -- крохотная комнатка музыканта, загроможденная роялями и пианолами. Здесь и творит симфонии, тут же передает в работу фабрике и, наконец, правит на пианоле музыкальные корректуры. Говорит о пианоле восторженно: "Пиши хоть в восемь, хоть в шестнадцать, хоть в двадцать две руки!" 
   
                                                ИГОРЬ СТРАВИНСКИЙ 

   
   Душа этого дела, во всяком случае одна из душ,-- опарижившийся русский, Игорь Стравинский. Музыкальная Россия его прекрасно знает по "Петрушке", по "Соловью" и др. вещам. Париж также его прекрасно знает по постановкам С. П. Дягилева. Испанец Пикассо -- в живописи, русский Стравинский -- в музыке, видите ли, столпы европейского искусства. На концерт Стравинского я не пошел. Он играл нам у Леона. Играл "Соловья", "Марш", "Два соловья", "Соловей и богдыхан", а также последние вещи: "Испанский этюд" для пианолы, "Свадебку" -- балет с хором, идущий весной у Дягилева, и куски из оперы "Мавра". 
   Не берусь судить. На меня это не производит впечатления. Он числится новатором и возродителем "барокко" одновременно! Мне ближе С. Прокофьев -- дозаграничного периода. Прокофьев стремительных, грубых маршей. 
   
                                                      ШЕСТЕРКА 

   
   Сами французы говорят, что французская музыка живет под нашим сильнейшим влиянием. Главным образом под влиянием нашей "пятерки". В противовес ей и в уважение, очевидно, парижские музыканты-модернисты объединились в шестерку. Некоторые уже отошли, но название держится. Это: Орик, Пуленк, Мильо, Онеггер, Дюре, Тайфер. Интересующихся ими специально отсылаю к статье о них Лурье в последнем номере журнала "Запад". Чтобы не говорить неверно о незнакомом предмете, ограничиваюсь перекличкой. 
   
                                                      ЛИТЕРАТУРА 

   
   И старая литература Франции, и сегодняшняя "большая" французская литература нам хорошо известны. Кажется, нет сейчас сборника, нет журнала, в котором не появлялись бы куски Анатоля Франса, Барбюса, Ромена Роллана. Просто "художественную" академическую литературу типа Бенуа также во множестве выпускает "Всемирная литература" и поразведшиеся за последнее время многие частные издательства. Здесь меня интересует бытовая сторона сегодняшней парижской литературы. Здесь, конечно, только черточки -- чересчур краткое пребывание. 
   
                                                  ПОКАЖИТЕ ПИСАТЕЛЯ! 

   
   Я обратился к моим водителям с просьбой показать писателя, наиболее чтимого сейчас Парижем, наиболее увлекающего Париж. Конечно, два имени присовокупил я к этой просьбе: Франс и Барбюс. Мой водитель "знаток", украшенный ленточкой Почетного легиона, поморщился: 
   -- Это интересует вас, "коммунистов, советских политиков". Париж любит стиль, любит чистую, в крайности -- психологическую литературу. Марсель Пруст -- французский Достоевский,-- вот человек, удовлетворяющий всем этим требованиям. 
   Это было накануне смерти Пруста. К сожалению, через три дня мне пришлось смотреть только похороны, собравшие весь художественный и официальный Париж,-- последние проводы этого действительно большого писателя. 
   Мои шансы видеть Франса и Барбюса увеличились. Получив карточку к Франсу (странная комбинация: Маяковский -- к коммунисту Франсу с карточкой какого-то архиправого депутата), мчу,-- но Франс в Туре, а Барбюс, по газетам, в Питере. 
   Вместо всего просимого получаю Жана Кокто -- моднейшего сейчас писателя-парижанина. 
   
                                                         КОКТО 

   
   Кокто -- бывший дадаист, поэт, прозаик, теоретик, пайщик "Эспри нуво", критик, драмщик, самый остроумный парижанин, самый популярный,-- даже моднейший кабачок окрещен именем его пьесы "Бык на крыше". Как "провинциал" я первым делом спросил о группировках, о литературных школах Парижа. Кокто сообщил мне вразумительно, что таковых в Париже не имеется. "Свободная личность, импровизация -- вот силы, двигающие Францию вообще и литературу в частности". (Генерал Галлиени, остроумнейшим маневром, вдохновением спасший Париж от немцев, до сих пор у всех примером.) "Школы, классы,-- пренебрежительно заметил Кокто,-- это варварство, отсталость". Бешеным натиском мне удалось все-таки получить характеристики, в результате чего оказалось, что прежде всего существует даже "школка Кокто". Отсутствие школ и течений -- это не признак превосходства, не характеристика передового французского духа, а просто "политическая ночь", в которой все литературные кошки серы. Это не шагнувшая вперед литература, а наш реакционнейший, упадочный 907--908 год. Даже при первом Феврале все эти кошки получат свою определенную масть. 
   Вот первые признаки расцветки. 
   
                                                         МАСТИ 

   
   Группа Клартэ, образовавшаяся еще во время войны, близкая нам, коммунистическая, во главе с Ан. Франсом, Барбюсом, Полем Ребу. Издает журнал "Клартэ". Совершенно непопулярная в салонах и так же "совершенно" популярная в рабочих французских кругах. 
   Группа унанимистов. Это наши символисты, но в "мировом масштабе"; к ним же отошла "залитературившаяся" часть Клартэ. Во главе этой группы -- Жюль Ромен, Дюамель и др. 
   Центр -- группа неоклассиков. Акцион -- группа интеллигентов (по выражению самих французов -- не ругательно); это -- вся масса охранителей и ревнителей французской классической литературы. 
   И, наконец, самая правая группа -- роялисты, во главе с Полем Валери. Поэты этой группы, даже разбивая синтактическую расстановку в стихе, разбирают сначала -- соответствует ли таковая роялистским принципам. 
   После этого роялизма, думаю, и Кокто придется умолкнуть о внеклассовой литературе. 
   [1923] 

Самые популярные произведения

Лиличка! Вместо письма
Нате!
«Если наш Бов тебе нравится...»
Селькор
Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
[7 июля 1893 - 14 апреля 1930]
Помогите библиотеке
Помощь библиотеке
Поэмы
150 000 000
«IV Интернационал»
Владимир Ильич Ленин
Война и мир
Летающий пролетарий
Люблю
Облако в штанах
Про это
«Пятый Интернационал»
Флейта-позвоночник
Человек
Проза
Париж. (Записки Людогуся)
Париж. Быт
Париж. Театр Парижа
Парижские очерки. Музыка
Парижские провинции
Сегодняшний Берлин
Семидневный смотр французской живописи
Пьесы
«А что, если?..»
Владимир Маяковский
Вчерашний подвиг
Как кто проводит время, праздники празднуя
«Мистерия-буфф»
«Мистерия-буфф» Второй вариант
Пьеска про попов, кои не понимают, праздник что такое
Чемпионат всемирной классовой борьбы
Миниатюры и эпиграммы
[Журнал «Красный перец»]
[Журнал «Огонек»]
[Журнал «Смена»]
[Издательство «Красная новь»]
[Плакат о жилищно-строительном займе]
2. «Расхлябанность - белогвардейщина вторая...»
3. «Третья белогвардейщина-советский бюрократ»
«А сколько вас сушеных на фунт?..»
«Бей Бовом...»
«Беспечность хуже всякого белогвардейца...»
Два простоя
«Если наш Бов тебе нравится...»
Завтрак английского дипломата
Заколдованный круг
Запасливый кооператор
Клемансо
Коронация Кирилла
Ллойд-Джордж
Лубки-плакаты и лубки-открытки
Маленькая разница
«Марьинорощинское»
Мильеран
Подписи к плакатам издательства «Парус»
Подпись к плакату издательства «Парус». «Вот как...»
Профплакаты
«Рабочий» Макдональд и буржуй Асквит
«Сколько бы у нас в цехе с него за простой вычли!..»
Тексты для плакатов Наркомфина
Три блокады
Прочие сочинения
[Журнал «Крысодав»]
[Журнал «Московский пролетарий»]
[Контрагентство печати]
[Кооперативные плакаты]
[Моссукно]
«Афиша "Мистерии-буфф"»
«Бабушкам академий»
«В РСФСР 130 миллионов населения»
В трамвае
Вон самогон!
«Ворковал (совсем голубочек)...»
Выступление на собрании деятелей искусств 12 марта 1917 г.
Герои и жертвы революции
Госиздат
Граждане! Поймите же, наконец, голод дошел до ужаса
Грустная повесть из жизни Филиппова
Гужевая повинность заменяется трудгужналогом
ГУМ
Декрет о натуральном налоге на хлеб, картофель и масличные семена
Декрет о натуральном налоге на яйца
Долой
Достижения футуризма
Займем у бога
«Идите к черту!»
Каждая фабрика и каждый завод, посмотри внимательно это вот
Каждый, думающий о счастье своем, покупай немедленно выигрышный заем!
Когда голод грыз прошлое лето, что делала власть Советов?
Кому и на кой ляд целовальный обряд
Крестить - это только попам рубли скрести
Крестьянам! Рассказ о Змее-Горыныче и о том, в кого Горыныч обратился нынче
Крестьяне, собственной выгоды ради поймите - дело не в обряде
Крестьянское
«Леф»
Лозунги для журнала «Даешь»
Лозунги к 1 мая
«Лозунги по производственной пропаганде»
Маленькая электрификация
Манифест из альманаха «Садок судей II»
«Мосполиграф»
«Моссельпром»
«Мотня в работе-разрухе родня...»
Мы прогнали с биржи труда тех, кто так пролез туда
На горе бедненьким, богатейшим на счастье - и исповедники и причастье
Надо помочь голодающей Волге!
Наши поправки в англо-советский договор
«Не предаваясь «большевистским бредням» ...»
«Нечего есть! Обсемениться нечем!»
Ни знахарство, ни благодать бога в болезни не подмога
Ни знахарь, ни бог, ни ангелы бога - крестьянству не подмога
О завхозе, который чуть не погиб со всей конторой
Одна голова всегда бедна, а потому бедна, что живет одна
«Окна» Роста 1919-1922
От поминок и панихид у одних попов довольный вид
От примет кроме вреда ничего нет
Первая олимпиада российского футуризма
Первомайское поздравление
Перчатка
Повествование это о странствии эсера вокруг света
Постоял здесь, - мотнулся туда, - вот и вся производительность труда
Пощечина общественному вкусу [Из альманаха]
Пощечина общественному вкусу [Листовка]
Пришедший сам
Про Тита и Ваньку. Случай, показывающий, что безбожнику много лучше
Про то, как за немцами, на денежки Антанты, отечественные двинулись, для «удушения» наняты
Про Феклу, Акулину, корову и бога
Против переделов
Прошения на имя бога - в засуху не подмога
Рабочий, смотри эти два декрета!
Рабочий, эй!
Раньше. Теперь
Рассказ о Климе, купившем заем, и о Прове, не подумавшем о счастье своем
Рассказ о том, путем каким с бедою справился Аким
Рассказ про Клима из черноземных мест, про Всероссийскую выставку и Резинотрест
Рассказ про то, как узнал Фадей закон, защищающий рабочих людей
Резинотрест
Сказка про купцову нацию, мужика и кооперацию
Слушайте новый зов!
Смотри, чтоб праздник перешел и в будни, чтоб шли на работу праздника многолюдней
Советская азбука
Советский Союз, - намотай на ус - кто Юз
Ткачи и пряхи! Пора нам перестать верить заграничным баранам!
Товарищи крестьяне, вдумайтесь раз хоть - зачем крестьянину справлять пасху?
Товарищи! Граждане! Всех бороться с голодом зовет IX съезд Советов!
Топливо - основа республики
Транспортники!
Трудовая взаимопомощь инвентарем
«Чаеуправление»
Эй, крестьянин, если ты не знаешь о налоге декрета, почитай, посмотри и обдумай это
«Юз, незнакомый с проволочкой...»
Письма
Письмо в редакцию газеты «Биржевые ведомости»
Письмо в редакцию газеты «Новь»
Публицистика
«Бегом через верниссажи»
«Без белых флагов»
«Будетляне»
Война и язык
Два Чехова
Живопись сегодняшнего дня
«И нам мяса!»
«Как бы Москве не остаться без художников»
Капля дегтя
Не бабочки, а Александр Македонский
О новейшей русской поэзии
О разных Маяковских
Отношение сегодняшнего театра и кинематографа к искусству
Поэзовечер Игоря Северянина
Россия. Искусство. Мы
Театр, кинематограф, футуризм
Теперь к Америкам!
Уничтожение кинематографом «театра» как признак возрождения театрального искусства
Штатская шрапнель
Штатская шрапнель. Вравшим кистью
Штатская шрапнель. Поэты на фугасах
Подписывайтесь

Стихи и поэты.
людям нравится
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Реклама
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты