Стихи 1912 г.
Ночь
Порт
Утро
Стихи 1913 г.
А вы могли бы?
Адище города
В авто
Вывескам
За женщиной
Из улицы в улицу
Исчерпывающая картина весны
Кое-что про Петербург
Любовь
Мы
Нате!
Несколько слов о моей жене
Несколько слов о моей маме
Несколько слов обо мне самом
Ничего не понимают
От усталости
По мостовой ...
Театры
Уличное
Шумики, шумы и шумищи
Стихи 1914 г.
А все-таки
Война объявлена
Еще Петербург
Кофта фата
Мама и убитый немцами вечер
Мысли в призыв
Послушайте!
Скрипка и немного нервно
Стихи 1915 г.
Вам!
Великолепные нелепости
Внимательное отношение к взяточникам
Военно-морская любовь
Вот так я сделался собакой
Гимн взятке
Гимн здоровью
Гимн критику
Гимн обеду
Гимн судье
Гимн ученому
Кое-что по поводу дирижера
Мое к этому отношение (гимн еще почтее)
Пустяк у Оки
Теплое слово кое-каким порокам (почти гимн)
Чудовищные похороны
Я и Наполеон
Стихи 1916 г.
В.Я. Брюсову на память
Дешевая распродажа
Для истории
Издевательства
Ко всему
Лиличка! Вместо письма
Лунная ночь. Пейзаж
Мрак
Надоело
Никчемное самоутешение
Последняя петербургская сказка
России
Себе, любимому, посвящает эти строки автор
Следующий день
Хвои
Эй!
Стихи 1917 г.
Братья писатели
Ешь ананасы...
Иитернациональная басня
К ответу!
Наш марш
Нетрудно, ландышами дыша...
Революция. Поэтохроника
Сказка о красной шапочке
Стихи 1918 г.
Весна
Левый марш (Матросам)
Ода революции
Поэт рабочий
Приказ по армии искусства
Радоваться рано
Той стороне
Тучкины штучки
Хорошее отношение к лошадям
Стихи 1919 г.
Мы идем
Потрясающие факты
С товарищеским приветом, Маяковский
Стихи 1920 г.
III Интернационал
Владимир Ильич
Всем Титам и Власам РСФСР
Гейнеобразное
Горе
Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче
Отношение к барышне
«Портсигар в траву ушель на треть...»
Рассказ про то, как кума о Врангеле толковала без всякого ума
Стихи 1921 г.
Два не совсем обычных случая
Неразбериха
О дряни
Последняя страничка гражданской войны
Приказ № 2 армии искусств
Сказка для шахтера-друга про шахтерки, чуни и каменный уголь
Стихотворение о Мясницкой, о бабе и о всероссийском масштабе
Стихи 1922 г.
Баллада о доблестном Эмиле
Бюрократиада
Выждем
Как работает республика демократическая?
Мой май
Моя речь на Генуэзской конференции
Нате! Басня о «Крокодиле» и о подписной плате
После изъятий.
Прозаседавшиеся
Сволочи
Спросили раз меня: «Вы любите ли НЭП?» - «Люблю,- ответил я,- когда он не нелеп»
Стих резкий о рулетке и железке
Стихи 1923 г.
...товарищ Чичерин и тралеры отдает и прочее...
1-е мая («Мы!..»)
1-е мая («Поэты...»)
1-е мая («Свети!..»)
17 апреля
Авиадни
Авиачастушки
Баку
Барабанная песня
Вандервельде
Весенний вопрос
Воровский
Газетный день
Германия
Гомперс
Горб
Давиду Штеренбергу
Издевательство летчика
Итог
Керзон
Киноповетрие
Когда мы побеждали голодное лихо, что делал патриарх Тихон?
Коминтерн
Крестьянин,- помни о 17-м апреля!
Марш комсомольца
Молодая гвардия
Москва - Кенигсберг
Муссолини
Мы не верим!
На земле мир. Во человецех благоволение
На цепь!
Наше воскресенье
Не для нас поповские праздники
Нордерней
О «фиасках», «апогеях» и других неведомых вещах
О патриархе Тихоне. Почему суд над милостью ихней?
О поэтах
О том, как у Керзона с обедом разрасталась аппетитов зона
Париж. (Разговорчики с Эйфелевой башней)
Пернатые
Пилсудский
Пуанкаре
Рабочий корреспондент
Рабочим Курска, добывшим первую руду, временный памятник работы Владимира Маяковского
Разве у вас не чешутся обе лопатки?
Сказка о дезертире, устроившемся недурненько, и о том, какая участь постигла его самого и семью шкурника
Смыкай ряды!
Солидарность
Срочно. Телеграмма мусье Пуанкаре и Мильерану
Стиннес
Строки охальные про вакханалии пасхальные
Схема смеха
Товарищи! разрешите мне поделиться впечатлениями о Париже и о Монё
Тресты
Уже!
Универсальный ответ
Это значит вот что!
Стихи 1924 г.
9-е января
Будь готов!
Буржуй, - прощайся с приятными деньками - добьем окончательно твердыми деньгами
Владикавказ - Тифлис
Гулом восстаний, на эхо помноженным
Два Берлина
Дипломатическое
Здравствуйте!
Киев
Комсомольская
На помощь
На учет каждая мелочишка (пара издевательств)
Посмеемся!
Пролетарий, в зародыше задуши войну!
Протестую!
Прочь руки от Китая!
Севастополь - Ялта
Селькор
Тамара и Демон
Твердые деньги - твердая почва для смычки крестьянина и рабочего
Ух, и весело!
Хулиганщина
Юбилейное
Стихи 1925 г.
100%
6 монахинь
Notre-Dame
Американские русские
Атлантический океан
Барышня и Вульворт
Блек энд уайт
Богомольное
Бродвей
Бруклинский мост
Верлен и Сезан
Версаль
Вот для чего мужику самолет
Выволакивайте будущее!
Вызов
Город
Даешь мотор!
Два мая
Домой!
Еду
Жорес
Испания
Кемп «Нит гедайге»
Красная зависть
Май
Мексика
Мелкая философия на глубоких местах
Небоскреб в разрезе
Немножко утопии про то, как пойдет метрошка
О.Д.В.Ф.
Порядочный гражданин
Прощание (Кафе)
Прощанье
Рабкор («Ключи счастья» напишет...)
Рабкор (Лбом пробив безграмотья горы...)
Радио-агитатор
Третий фронт
Флаг
Христофор Коломб.
Ялта - Новороссийск
Стихи 1926 г.
Английскому рабочему
Беспризорщина
В мировом масштабе
В повестку дня
Взяточники
Две Москвы
Долг Украине
Еврей (Товарищам из ОЗЕТа).
Искусственные люди
Канцелярские привычки
Краснодар.
Лев Толстой и Ваня Дылдин.
Любовь
Марксизм - оружие, огнестрельный метод. Применяй умеючи метод этот!
Мексика - Нью-Йорк
Мелкая философия на глубоких местах
Мечта поэта
Мои прогулки сквозь улицы и переулки
Московский Китай.
«МЮД»
Наш паровоз, стрелой лети
Наше новогодие
Не юбилейте!
О том, как некоторые втирают очки товарищам, имеющим циковские значки
Октябрь 1917-1926
Передовая передового
Письмо писателя Владимира Владимировича Маяковского писателю Алексею Максимовичу Горькому
Послание пролетарским поэтам
Праздник урожая
Продолжение прогулок из улицы в переулок
Протекция
Разговор на одесском рейде десантных судов: «Советский Дагестан» и «Красная Абхазия»
Разговор с фининспектором о поэзии
Рождественские пожелания и подарки.
Свидетельствую
Сергею Есенину
Сифилис
Стоящим на посту.
Строго воспрещается
Тип
Товарищу Нетте пароходу и человеку
Тропики
Ужасающая фамильярность
Фабрика бюрократов
Хулиган (Ливень докладов...) .
Хулиган (Республика наша в опасности...)
Частушки о метрополитене
Четырехэтажная халтура
Что делать?

Владимир Маяковский

Летающий пролетарий


               ПРЕДИСЛОВИЕ

     В "Правде"
                 пишется правда.
                           В "Известиях" -
                                      известия.
     Факты.
            Хоть возьми
                        да положи на стол.
     А поэта
             интересует
  10                    и то,
                             что будет через двести
     лет
         или -
               через сто.

                    I

       ВОЙНА, КОТОРАЯ БУДЕТ СЕЙЧАС

     Когда
           перелистываем
                         газетный лист мы,
     перебираем
                новости
  20                    заграницы болотной,
     натыкаемся -
                  выдумали
                           ученые империалистовы:
     то газ,
             то луч,
                     то самолет беспилотный.
     Чт_о_ им,
             куриная судьба горька?
     Человечеству
  30              помогают,
                            лучи скрестя?
     Нет -
           с поднебесья
                        новый аркан
     готовят
             на шеи
                    рабочих и крестьян.
     Десятилетие
                страницы
  40                     всех газетин
     смерть начиняла -
                       увечья,
                               горе...
     Но вздором
                покажутся
                          бойни эти
     в ужасе
             грядущих фантасмагорий.
     . . . . . . . . . . . . . . . . .

                2125 ГОД.

     Небо горсти сложило
  50                     (звезды клянчит).
     Был вечер,
                выражаясь просто.
     На небе,
              как всегда,
                          появился аэропланчик.
     Обычный -
               самопишущий -
                              "Аэророста".
     Москва.
  60         Москвичи
                      повылезли на крыши
     сорокаэтажных
                   домов-коммун.
     - Посмотрим, что ли...
                            Про что пропишет.
     Кто?
          Кого?
                Когда?
                       Кому? -

                 ТРЕВОГА.

  70 Летчик
            открыл
                   горящий газ,
     вывел
           на небе
                   раму.
     Вывел
           крупными буквами:

                 ПРИКАЗ.
               МОБИЛИЗАЦИЯ.

  80                        А потом -
                                      т_е_л_е_г_р_а_м_м_у-
     Р_а_п_о_р_т.
                  Наблюдатели.
                               Берег восточный.
     Доносим:
     "Точно -
     без пяти восемь,
     несмотря
              на время раннее,
  90 враг
          маяки
                потушил крайние".
     Ракета.
             Осветились
                        в темноте
     приготовления -
                     лихорадочный темп.
     Крыло к крылу,
                    в крылья крылья,
 100 первая,
             вторая,
                     сотая эскадрилья.
     Еще ракету!
                 Вспыхнула.
                            Видели?
     Из ангаров
                выводятся истребители.
     "Зашифровали.
                   Передали
 110                        стам
     сторожевым
                советским постам.
     Порядок образцовый.
                         Летим
                               наперерез,
     в прикрытии
                 газовых завес".
     За рапортом -
                   воззвание:
 120                          "Товарищи,
                                         ясно!
     Угроза -
              Европе
                     и Азии красной.
     Америка -
               разбитой буржуазии оплот -
     на нас
            подымает
                     воздушный флот.
 130 Не врыть
              в нору
                     рабочий класс.
     Рука - на руль!
                     Глаз - на газ!"
     Казалось,
               газ,
                    смертоносный и душненький,
     уже
         обволакивает
 140                  миллионы голов.
     Заторопились.
                   Хватали наушники.
     Бросали в радио:
                      "Алло!
                             Алло!!"
     Мотор умолк,
                  тревогу отгаркав.
     Потух
           вверху
 150              фосфорический свет.
     А люди
            выводили
                     двухместки из ангариков,
     летели -
              с женой -
                        в районный совет.
     Долетевшим
                до половины
     встречались -
 160               побывавшие в штабе.
     Туда!
           Туда!!
                  Где бомбы
                            да мины
     сложил
            арсенальщик
                        в страшный штабель.

               РАДИОМИТИНГ.

     - Товарищи!
                 На митинг! -
 170                          радио кликал.
     Массы
           морем
                 вздымало бурно.
     А с Красной
                 площади
                         взлетала восьмикрылка -
     походная
              коминтерновская трибуна.
     Не забудется
 180              вовек
                        картина эта.
     В масках,
               в противогазном платье
     земля
           разлеглась
                      фантастическим макетом.
     А вверху -
                коминтерновский председатель:
     - Товарищи!
 190             Сегодня
                         Америка
     Союзу
           трудящихся
                      навязывает войны! -
     От Шанхая
               до ирландского берега -
     фразы
           сразу
                 по радиоволнам.

             АВИОМОБИЛИЗАЦИЯ.

 200 Сегодня
             забыли
                    сон и дрёму.
     Солнце
            искусственное
                          в миллиард свечей
     включили,
               и от аэродрома
                              к аэродрому
     сновали
 210         машины
                    бессонных москвичей.
     Легкие разведчики,
                        дредноуты из алюминия...
     И в газодежде,
                    мускулами узловат,
     рабочий
             крепил
                    подвески минные;
     бомбами-
 220         летучками
                       набивал кузова.
     Штабные
             у машин
                     разбились на группки.
     Небо кроили;
                  место свое
     отмечали.
               Делали зарубки
     на звездах -
 230              территории грядущих боев.
     Летчик.
             Рядом - ребятишки
                               (с братом)
     шлем
          помогали
                   надеть ему.
     И он
          объяснял
                   пионерам и октябрятам,
 240 из-за чего тревога
                        и что - к чему:
     - Из Европы выбили...
                           из Азии...
                                      Ан,
     они - туда
                навострили лыжи, -
     в Америку, значит.
                        В подводках.
                                     За океан.
 250 А там -
              свои.
                    Буржуи.
                            Кулиджи.
     Мы
        тут
            забыли и имя их.
     Заводы строим.
                    Возносим трубы.
     А они
 260       не дремлют.
                       У них -
                               химия.
     Воняют газом.
                   Точат зубы.
     Ну, и решили -
                    дошло до точки.
     Бомбы взяли.
                  С дом - в объем.
     Камня на камне,
 270                 листочка на листочке
     не оставят.
                 Побьют...
                           Если мы не побьем.

                 ВПЕРЕД.

     Одна
          машина
                 выскользнула плавно.
     Снизилась,
                смотрит...
                           Чего бы надо еще?
 280 Потом рванулась -
                       обрадовалась словно
     сигнализировала:
                      "Главнокомандующий.
     Приказываю:
                 Пора!
     Вперед!!
              И до Марса
                         винт отмашет!"
     Отземлились,
 290              подняли рупора.
     И воздух
              гремит
                     в давнишнем марше.

                  МАРШ.

     Буржуи
            лезут в яри
     на самый
              небий свод.
     Товарищ
             пролетарий,
 300 садись на самолет!
     Катись
            назад,
                   заводчики,
     по облакам свистя.
     Мы - летчики
     республики
                рабочих и крестьян.
     Где не проехать
                    коннице,
 310 где не пройти
                   ногам -
     там
         только
                летчик гонится
     за птицами врага.
     Вперед!
             Сквозь тучи-кочки!
     Летим,
            крылом блестя,
 320 Мы - летчики
     республики
                рабочих и крестьян!
     Себя
          с врагом померьте,
     дорогу
            кровью рдя;
     до самой
              небьей тверди
     коммуну
 330         утвердя.
     Наш флаг
              меж звезд
                        полощется,
     рабочью
             власть
                    растя.
     Мы - летчики,
                   мы - летчицы,
     рабочих и крестьян!

                 НАЧАЛО.

 340 Сначала
             разведчики
                        размахнулись полукругом.
     За разведчиками -
                       истребителей дуга.
     А за ними
               газоносцы
                         выстроились в угол.
     Тучи
          от винтов
 350                размахиваются наугад.
     А за ними,
                почти
                      закрывая многоокий,
     помноженный
                 фонарями
                          небесный свод,
     летели
            огромней,
                      чем корабельные доки,
 360 ангары -
              сразу
                    на аэропланов пятьсот.
     Когда
           повороты
                    были резк_и_, -
     на тысячи
               ладов и ладков
     ревели
            сонмы
 370              окружающих мастерских
     свистоголосием
                    сирен и гудков.
     За ними
             вслед
                   пошли обозы,
     маскированные
                   каким-то
                            цветом седым.
     Тихо...
 380        Тебе - не телегой _о_б земь!..
     Арсеналы,
               склады
                      медикаментов,
                                    еды...
     Под ними
              земля
                    выгибалась миской.
     Ждали
           на каждой
 390                 бетонной поляне.
     Ленинская
               эскадрилья
                          взлетела из-под Минска...
     Присоединились
                    крылатые смоляне...
     Выше,
           выше
                ввинчивались летчики.
     Совсем высоко...
 400                  И - еще выше.
     Марш отшумел.
                   Машины -
                             точки.
     Внизу - пощурились
                        и бросили крыши.
     Проверили.
                Есть -
                       кислород и вода.
     Ед_у_
 410       машина
                  в минуту подавала.
     И влезли,
               осмотрев
                        провода и привода,
     в броню
             газонепроницаемых подвалов.
     На оборону!
                 Заводы гудят.
     А краны
 420         мины таскают.
     Под землю
               от вражьего газа уйдя,
     бежала
            жизнь заводская.

                  ПОХОД.

     Летели.
     Птицы
           в изумленьи глядели.
                                Летели...
     Винт,
 430       звезда блестит в темноте ли?
                                        Летели...
     Ввысь
           до того,
                    что - иней на теле.
                                        Летели...
     Сами
          себя ж
                 догоняя еле,
                              летели.
 440 С часами
              скорость
                       творит чудеса:
     шло
         в сутки
                 двое сполна;
     два солнца -
                  в 24 часа;
     и дважды
              всходила луна.
 450 Когда ж
             догоняли
                      вращенье земли -
     сто мест
              перемахивал
                          глаз.
     А циферблат
                 показывал
                           им
     один
 460      неподвижный час.
     Взвивались,
                 прорезавши
                            воздух весь.
     В удушьи
              разинув рот,
     с трудом
              рукой,
                     потерявшей вес,
     выструивали
 470             кислород.
     Врез_а_лись
                 разведчики
                            в бурю
                                   и в гром
     и, бросив
               громовую одурь,
     на гладь
              океана
                     кидались ядром
 480 и плыли,
              распенивши воду.
     Пловучей
              миной
                    взорван один.
     И тотчас
              все остальные
     заторопились
                  в воду уйти,
     сомкнувши
 490           брони стальные.
     Всплывали,
                опасное место пройдя,
     стряхнувши
                с пропеллеров
                              капли;
     и вновь
             в небосвод,
                         пылающ и рдян,
     машин
 500       многоточие
                      вкрапили.
                                Летели...
     Минуты...
               сутки...
                        недели...
                                  Летели.
     Сквозь россыпи солнца,
                        сквозь луновы мели
                                       летели.

                НАПАДЕНИЕ.

 510 Начальник
               спокойно
                        передвигает кожаный
     на два
            валика
                   намотанный план.
     Все спокойно.
                   И вдруг -
                             как подкошенный,
     камнем -
 520          аэроплан.
     Ничего.
             И только
                      лучище
     вытягивается
                  разящей
                          ручищей.
     Вставали,
               как в пустыне миражи,
     сто тысяч
 530           машин
                     эскадрильи вражьей.
     Нацелив
             луч,
                  истребленье готовящий,
     сторон с десяти
                     - никак не менее -
     свистели,
               летели,
                       мчались чудовища -
 540 из света,
               из стали,
                         из алюминия.
     Качнула
             машины
                    ветра река.
     Налево
            кренятся
                     по склону.
     На правом
 550           крыле
                     встает три "К",
     три
         черных
                "К" -
                      Ку-клукс-клана.
     А ветер
             с другого бока налез,
     направо
             качнул огульно -
 560 и чернью
              взметнулась
                          на левом крыле
     фашистская
                загогулина.
     Секунда.
              Рассмерчились бешено.
     И нет.
            Исчезли,
                     в газ занавешены.
 570 На каждом аэро,
                     с каждого бока,
     как будто
               искра -
                       в газовый бак,
     два слова
               взрывало сердца:
                                "Тревога!
     Враг!"

                АЭРОБИТВА.

     Не различить
 580              горизонта слитого.
     Небо,
           воздух,
                   вода -
                          воедино!
     И в этой
              синеве -
                       последняя битва.
     Красных,
              белых
 590                - последний поединок.
     Невероятная битва!
                        Ни одного громыханийка!!
     Ни ядер,
              ни пуль не вижу мимо я -
     только
            винтов
                   взбешенная механика,
     только
            одни
 600             лучи да химия.
     Гнались,
              увлекались ловом,
     и вдруг -
               поворачивали
                            назад.
     Свисали руки,
                   а на лице
                             лиловом -
     вылезшие
 610          остекленелые глаза.
     Эскадрильи,
                 атакующие,
                            тучи рыли.
     Прожектор
               глаз
                    открывает круглый -
     и нету
            никаких эскадрилий.
     Лишь падают
 620             вниз
                      обломки и угли.
     Иногда,
             невидимые,
                        башня с башнею
     сходились,
                и тогда
                        громыхало одно это.
     По старинке
                 дрались
 630                     врукопашную
     два
         в абордаже
                    воздушные дредноута.
     Один разбит,
                  и сразу -
                            идиллия:
     беззащитных,
                  как щенят,
     в ангары
 640          поломанные
                         дредноуты вводили,
     здесь же
              в воздухе
                        клепая и чиня.
     Четырежды
               ночью,
                      от звезд рябой,
     сменились
               дней глади,
 650 но все
            растет,
                    расширяется бой,
     звереет
             со дня н_а_ день.
     В бою
           умирали
                   пятые сутки.
     Враг
          отошел на миг.
 660 А после
             тысяча
                    ясно видимых и жутких
     машин
           пошла напрямик.
     В атаку!
              В лучи!! -
                          Не свернули лёта.
     В газ!!! -
                И газ не мутит.
 670 Неуязвимые,
                 прут без пилотов.
     Всё
         метут
               на пути.

                  ГНУТ.

     Командав нахмурился.
                          Кажется - крышка!
     Бросится наш,
                   винтами взмашет -
     и падает
 680          мухой,
                     сложивши крылышки.
     Нашим - плохо.
                    Отходят наши.
     Работа -
              чистая.
                      Сброшена тонна.
     Ни увечий,
                ни боли,
                         ни раны...
 690 И город
             сметен
                    без всякого стона
     тонной
            удушливой
                      газовой дряни.
     Десятки
             столиц
                    невидимый выел
     никого,
 700         ничего не щадящий газ.
     К самой
             к Москве
                      машины передовые
     прут,
           как на парад,
                         как на показ...
     Уже
         надеющихся
                    звали вр_а_лями.
 710 Но летчики,
                 долг выполняя свой,
     аэропланными
                  кольцами-
                            спиралями
     сгрудились
                по-над самой Москвой.
     Расплывшись
                 во все
                        небесное лоно,
 720 во весь
             непреклонный
                          машинный дух,
     враг летел,
                 наступал неуклонно.
     Уже -
           в четырех километрах,
                                 в двух...
     Вспыхивали
                в черных рамках
 730 известия
              неизбежной ясности.
     Радио
           громко
     трубило:
              - Революция в опасности! -
     Скрежещущие звуки
     корежили
              и спокойное лицо, -
     это
 740     завинчивала люки
     Москва
            подвальных жильцов.
     Сверху
            видно:
                   мура -
     так толпятся;
                   а те -
     в дирижаблях
                  да - на Урал.
 750 Прихватывают
                  жен и детей.
     Растут,
             размножаются
                          в небесном ситце
     надвигающиеся
                   машины-горошины.
     Сейчас закидают!
                      Сейчас разразится!
     Сейчас
 760        газобомбы
                      обрушатся брошенные.
     Ну что ж,
               приготовимся
                            к смерти душной.
     Нам ли
            клониться,
                       пощаду моля?
     Напрягшись
                всей
 770                 силищей воздушной,
     примолкла
               Советская Земля.

                 ПОБЕДА.

     И вдруг... -
                   не верится! -
                                 будто
                                       кто-то
     машины
            вражьи
                   дернул разом.
 780 На удивленье
                  полувылезшим
                               нашим пилотам,
     те скривились
                   и грохнулись
                                наземь.
     Не смея радоваться -
                          не подвох ли?
     снизились, может,
                       землею шествуют? -
 790 моторы
            затараторили,
                          заохали,
     ринулись
              к месту происшествия.
     Снизились,
                к земле приникли...
     В яме,
            упавшими развороченной, -
     обломки
 800         алюминия,
                       никеля...
     Без подвохов.
                   Так. Точно.
     Летчики вылезли.
                      Лбы - складки.
     Тысяча вопросов.
                      Ответ -
                              нем.
     И лишь
 810        под утро
                     радио-разгадка:
     - Нью-Йорк.
                 Всем!
                       Всем!
                             Всем!

                  РАДИО.

     Рабочих,
              крестьян
                       и лётные кадры
     приветствуют
 820              летчики
                          первой эскадры.
     Пусть
           разиллюминуют
     Москву
            в миллион свечей.
     С этой минуты
                   навек мин_у_ют
     войны.
            Мы -
 830             эскадра москвичей -
     прорвались.
                 Нас
                     не видели.
     Под водой -
                 до Америки рейс.
     Взлетели.
               Ночью
                     громкоговорители
     поставили.
 840            И забасили
                           на Нью-Йорк, на весь
     "Рабочие!
               Товарищи и братья!
     Скоро ль
              наций
                    дурман развеется?!
     За какие серебренники,
                            по какой плате
     вы
 850    предаете
                 нас, европейцев?
     Сегодня
             натравливают:
                           - Идите!
     Европу
            окутайте
                     в газовый мор! -
     А завтра
              возвратится победитель,
 860 чтоб здесь
                на вас
                       навьючить ярмо.
     Что вам
             жизнь
                   буржуями д_а_рена?
     Жмут
          из вас
                 то кровь,
                           то пот.
 870 Спаяйтесь
               с нами
                      в одну солидарность.
     В одну коммуну -
                      без рабов,
                                 без господ!"
     Полицейские -
                   за лисой лиса -
     на аэросипедах...
                       Прож_е_ктора полоса...
 880 Напрасно! -
                 Качаясь мерно,
     громкоговорители
                      раздували голоса
     лучших
            ораторов Коминтерна.
     Ничего!
             Ни связать,
                         ни забрать его -
     радио.
 890 Видим,
            у них -
                    сумятица.
     Вышли рабочие,
                    полиция пятится.
     А город
             будто
                   огни зажег -
     разгорается
                 за флагом флажок.
 900 Для нас
             приготовленные мины
     миллиардерам
                  кладут под домины.
     Знаменами
               себя
                    осеня,
     атаковывают
                 арсенал.
     Совсем как в Москве
 910                     столетья назад
     Октябрьская
                 разрасталась гроза.
     Берут,
            на версты
                      гром разбас_и_в,
     ломают
            замков
                   хитроумный массив.
     Радиофорт...
 920              Охраняющий -
                               скинут.
     Атаковали.
                Взят вполовину.
     В другую!
               Схватка,
                        с час горяча.
     Ухватывают
                какой-то рычаг.
     Рванули...
 930            еще крутнули...
                                Мгновение, -
     и то чересчур -
                     мгновения менее, -
     как с тыщи
                струнищ
                        оборванный вой!
     И тыща
            чудовищ
                    легла под Москвой.

                 РАДОСТЬ.

 940 В "ура" содрогающимся
                           ртам еще
     хотелось орать
                    и орать д_о_сыта, -
     а уже
           во все небеса
                         телеграммищу
     вычерчивала
                 радиороста:
     "Мир!
 950       Народы
                  кончили драться.
     Да здравствует
                    минута эта!
     Великая
             Американская федерация
     присоединяется
                    к Союзу советов!"
     Сомнений -
                ни в ком.
 960 Подпись:
              "Американский ревком".

               ВОЗВРАЩЕНИЕ.

     Утром
           с запада
                    появились точки.
     Неслись,
              себя
                   и марш растя:
     "Мы - летчики
                   республики
 970                          рабочих и крестьян.
     Недаром
             пролетали -
     очищен
            небий свод.
     Крестьянин!
                 Пролетарий!
     Снижайте самолет!
     Скатились
               вниз
 980                заводчики,
                               по облакам свистя.
     Мы летчики -
                  республики
                             рабочих и крестьян!
     Не вступит
                вражья
                       конница,
     ни птица,
               ни нога.
 990 Наш летчик
                всюду гонится
     за силами врага.
     Наш флаг
              меж звезд полощется,
     рабочью власть растя.
     Мы - летчицы,
     мы - летчики
                  рабочих и крестьян".


                    II
               БУДУЩИЙ БЫТ

                 СЕГОДНЯ.

     Комната -
1000           это,
                    конечно,
                             не роща.
     В ней
           ни пикников не устраивать,
                                      ни сражений.
     Но все ж
              не по мне -
                          проклятая жилплощадь:
     при моей,
1010           при комплекции -
                                проживи на саж_е_ни!
     Старики,
              старухи,
                       дама с моською,
     дети
          без счета -
                      вот население.
     Не квартира,
                  а эскимосское
1020 или киргизское
                    копченое селение.
     Ребенок -
               это вам не щенок.
     Весь день -
                 в работе упорной.
     То он тебя
                мячиком
                        сбивает с ног,
     то
1030    на крючок
                  запирает в уборной.
     Меж скарбом -
                   тропинки,
                             крымских окольней.
     От шума
             взбесятся
                       и самые кроткие.
     Весь день -
                 звонки,
1040                     как на колокольне.
     Гуртом,
             в одиночку,
                         протяжные,
                                    короткие...
     И за это
              гнездо -
                       между клеток
                                    и солений,
     где негде
1050           даже
                    приткнуть тубу,
     носишься
              весь день,
                         отмахиваясь
                                     от выселений
     мандатом союзным,
                       бумажкой КУБу.
     Вернешься
               ночью,
1060                  вымотан в городе.
     Морда - в пене, -
                       смыть бы ее.
     В темноте
               в умывальной
                            лупит по морде
     кем-то
            талантливо
                       развешенное белье.
     Бр-р-р-р!
1070 Душит
           чад кухонный.
                         Встаю на корточки.
     Тянусь
            с подоконника
                          мордой к форточке.
     Вижу,
           в небесах -
                       возня аэропланова.
     Приникаю
1080          к стеклам,
                         в раму вбит.
     Вот кто
             должен
                    переделать наново
     наш
         сардиночный
                     унылый быт!

                  БУДЕТ.

     Год какой-то
                  нолями разн_у_лится.
1090 Отгремят
              последние
                        битвы-грома.
     В Москве
              не будет
                       ни переулка,
                                    ни улицы -
     одни аэродромы
                    да дома.
     Темны,
1100        неясны
                   грядущие дни нам.
     Но -
          для шутки
     изображу
              грядущего гражданина,
     проводящего
                 одни сутки.

                  УТРО.

     Восемь.
             Кричит
1110                радиобудильник вежливый:
     "Товарищ -
                вставайте,
                           не спите ежели вы!
     Завод -
             зовет.
     Пока
          будильнику
                     приказов нет?
     До свидания!
1120              Привет!"
     Спросонок,
                но весь -
                          в деловой прыти,
     гражданин
               включил
                       электросамобритель.
     Минута -
              причесан,
                        щеки -
1130                           даже
     гражданки Милосской
                         Венеры глаже.
     Воткнул штепсель,
                       открыл губы:
     электрощетка -
                    юрк! -
                           и выблестила зубы.
     Прислуг - никаких!
                        Кнопкой званная,
1140 сама
          под ним
                  расплескалась ванная.
     Намылила
              вначале -
     и пошла:
              скребет и мочалит.
     Позвонил -
                гражданину
                           под нос
1150 сам
         подносится
                    чайный поднос.
     Одевается -
                 ни пиджаков,
                              ни брюк;
     рубаха
            номерами
                     не жмет узка.
     Сразу
1160       облекается
                      от пяток до рук
     шелком
            гениально скроенного куска.
     В туфли -
               пару ног...
     В окно -
              звонок.
     Прямо
           к постели
1170                 из небесных лон
     впархивает
                крылатый почтальон.
     Ни - приказ выселиться,
                     ни - с налогом повестка.
     Письмо от любимой
                       и дружеских несколько.
     Вбегает сын,
                  здоровяк-
                            карапуз.
1180 - До свидания,
                   улетаю в вуз.
     - А где Ваня?
                   - Он
                        в саду
     порхает с няней.

                НА РАБОТУ.

     Сквозь комнату - лифт.
                            Присел -
                                    и вышел
     на гладь
1190          расцветоченной крыши.
     К месту
             работы
                    курс держа,
     к самому
              карнизу
                     подлетает дирижабль.
     По задумчивости
                     (не желая надуть)
     гражданин
1200           попробовал
                          сесть на лету.
     Сделав
            самые вежливые лица,
     гражданина
                остановила
                           авиомилиция.
     Ни протоколов,
                    ни штрафа бряцания...
     Только -
1210          вежливенькое
                           порицание.
     Высунувшись
                 из гондолы,
                             на разные тона
     покрикивает
                 знакомым летунам:
     - Товарищ,
                куда спешите?
                              Бросьте!
1220 Залетайте
               как-нибудь

                          с женою
                                  в гости!
     Если свободны -
                     часа на пол
     запархивайте
                  на авиобол!
     - Ладно!
              А вы
1230               хотите пересесть?
     Садитесь,
               местечко в гондоле есть! -
     Пересел...
                Пятнадцать минут.
                                  И вот -
     гражданин
               прибывает
                         на место работ.

                    ТРУД.

     Завод.
1240        Главвоздух.
                        Делают вообще они
     воздух
            прессованный
                  для междупланетных сообщений.
     Кубик
           на кабинку - в любую ширь,
     и сутки
             сосновым духом дыши.
     Так -
1250       в век оный
     из "Магги"
                делали бульоны.
     Так же
            вырабатываются
                           из облаков
     искусственная сметана
                           и молоко.
     Скоро
           забудут
1260               о коровьем имени.
     Разве
           столько
                   выдоишь
                           из коровьего вымени!
     Фабрика.
              Корпусом сорокаярусным.
     Слезли.
             Сорок -
                     в рвении яростном.
1270 Чисто-чисто.
                  Ни копотей,
                              ни сажи.
     Лифт
          развез
                 по одному на этаж.
     Ни гуда,
              ни люда!
     Одна клавиатура -
                       вроде "Ундервуда".
1280 Хорошо работать!
                      Легко - и так,
     а тут еще
               по радио -
                          музыка в такт.
     Бей буквами,
                  надо которыми,
     а все
           остальное
                     доделается моторами.
1290 Четыре часа.
                  Промелькнули мельком.
     И каждый -
                с воздухом,
                            со сметаной,
                                         с молоком.
     Не скукситесь,
                    как сонные совы.
     Рабочий день -
                    четырехчасовый.
1300 Бодро, как белка...
                         Еще бодрей.
     Под душ!
              И кончено -
                          обедать рей!

                  ОБЕД.

     Вылетел.
              Детишки.
                       Крикнул:
                                - Тише! -
     Нагнал
1310        из школы
                     летящих детишек.
     - Куда, детвора?
                      Обедать пора! -
     Никакой кухни,
                    никакого быта!
     Летают сервированные
                          аэростоловые Нарпита.
     Стал
     и сел.
1320 Взял
     и съел.
     Хочешь - из двух,
     хочешь - из пяти, -
     на любой дух,
     на всякий аппетит.
     Посуда -
              самоубирающаяся.
                               Поел -
                                      и вон!
1330 Подносит
              к уху
                    радиофон.
     Буркнул,
              детишек лаская:
     Дайте Чухломскую!
                       Коммуна Чухломская?..
     Прошу -
             Иванова Десятого! -
     - Которого?
1340             Бритого? -
                            - Нет.
                                   Усатого!..
     - Как поживаешь?
                      Добрый день.
     - Да вот -
                только
                       вылетел за плетень.
     Пасу стадо.
     А что надо? -
1350 - Как что?!
                 Давно больно
     не видались.
                  Залетай
                          на матч авиобольный. -
     - Ладно!
              Еще с часок
                          попасу
     и спланирую
                 в шестом часу.
1360 Может, опоздаю...
                       Думаю - не слишком.
     Деревня
             поручила
                      маленькое делишко.
     Хлеб_а_ -
               жарою мучимы,
     так я
            управляю
                     искусственными тучами.
1370 Надо
          сделать дождь,
                         да чтоб - без града.
     До свидания!

                 ЗАНЯТИЯ.

     Теперь -
              поучимся.
                        Гражданин
                                  в минуту
     подлетает
               к Высшему
1380                     сметанному институту.
     Сопоставляя
                 новейшие
                          технические данные,
     изучает
             в лаборатории
                           дела сметанные...
     У нас пока -
                  различные категории занятий.
     Скажем -
1390          грузят чернорабочие,
                             а поэзия -
                              для духовной знати,
     А тогда
             не будет
                      более почетных
                                     и менее...
     И сапожники,
                  и молочницы -
                                 все гении.

                  ИГРА.

1400 Через час -
                 д_о_ма.
                         Отдых.
                                Смена.
     Вместо блузы -
                    костюм спортсмена.
     В гоночной,
                 всякого ветра чище,
     прет,
           захватив
1410                большой мячище.
     Небо -
            в самолетах юрких.
     Фигуры взрослых,
                      детей фигурки.
     И старики
               повылезли,
                          забыв апатию.
     Красные - на желтых.
                          Партия - на партию.
1420 Подбросят
               мяч
                   с высотищи
                              с этакой,
     а ты подлетай,
                    подхватывай сеткой.
     Откровенно говоря,
                        футбол -
                                 тоска.
     Занятие
1430         разве что -
                         для лошадиной расы.
     А здесь -
               хорошо!
                       Башмаки - не истаскать.
     Нос
         тебе
              мячом не расквасят.
     Все кувыркаются -
                       надо,
1440                         нет ли;
     скользят на хвост,
                        наматывают петли.
     Наконец
             один
                  промахнется сачком;
     Тогда:
            - Ур-р-р-а!
                        Выиграли очко! -
     Вверх,
1450        вниз,
                  вперед,
                          назад, -
     перекувырнутся
                    и опять скользят.
     Ни вздоха запыханного,
                            ни кислой мины -
     будто
           не ответственные работники,
                               а - дельфины.
1460 Если дождь налетает
                         с ветром в паре -
     подымутся
               над тучами
                          и дальше шпарят.
     Стемнеет,
               а игры бросить
                              лень;
     догонят солнце,
                     и - снова день.
1470 Наконец
             устал
                   от подбрасывания,
                                     от лова.
     Снизился
              и влетел
                       в окно столовой.
     Кнопка.
             Нажимает.
                       Стол чайный.
1480 Сын рассказывает:
                       - Сегодня
                                 случайно
     крыло поломал.
                    Пересел к Петьке,
     а то б
            опоздал
                    на урок арифметики.
     Освободились на час
                         (урока нету),
1490 полетели
              с Петькой
                        ловить комету.
     Б-о-о-о-льшущая!
                      С версту - рост.
     Еле
         вдвоем
                удержали за хвост.
     А потом
             выбросили -
1500                     большая больно.
     В школу
             кометы таскать
                            не позволено. -
     Сестра:
             - Сегодня
                       от ветра
     скатился клубок
                     с трех тысяч метров.
     Пришлось снизиться -
1510                      нитку наматывать.
     Аж вся
            от ветра
                     стала лохматовая. -
     А младший
               весь

                    в работу вник.
     Сидит
           и записывает в дневник:
     "Сегодня
1520          в школе -
                        практический урок.
     Решали -
              нет
                  или есть бог.
     По-нашему -
                 религия опиум.
     Осматривали образ -
                         богову копию.
     А потом
1530         с учителем
                        полетели по небесам.
     Убеждайся - сам!
     Небо осмотрели
                    и внутри
                             и наружно.
     Никаких богов,
                    ни ангелов
                               не обнаружено".
     А папаше,
1540           чтоб не пропал
                              ни единый миг,
     радио
           выбубнивает
                       страницы книг...

                  ВЕЧЕР.

     Звонок.
             - Алло!
                     Не разбираю имя я...
     А!
        Это ты!
1550            Привет, любимая!
     Еду!
          Немедленно!
                      В пять минут
     небо перемахну
                    во всю длину.
     В такую погоду
                    прекрасно едется.
     Жди
         у облака -
1560                под Большой Медведицей.
     До свидания! -
     Сел,
          и попятились
                       площади,
                                здания...
     Щека - к щеке,
                    к талии - талией, -
     небо
          раза три облетали.
1570 Что млечным путям
                        за кометной кривизной,
     а сзади -
               жеребенком -
                            аэроплан привязной.
     Простор!
              Тебе -
                     не Петровский парк,
     где все
             протерто
1580                  задами парок.
     На ходу
     рассказывает
                  бывшее
                         в двадцать пятом году.
     - Сегодня
               слушал
                      радиокнижки.
     Да...
           это были
1590                не дни, а днишки.
     Найдешь комнатенку,
                         и то - не мед.
     В домком давай,
                     фининспектору данные.
     А тут - благодать!
                        Простор -
                                  не жмет.
     Мироздание!
     Возьмем - наудачу.
1600 Тогда
           весной
                  тащились на дачу.
     Ездили
            по железной дороге.
     Пыхтят
            и ползут понемножку.
     Все равно,
                что ласточку
                             поставить на н_о_ги,
1610 чтоб шла,
               ступая
                      с ножки на ножку.
     Свернуть,
               пойти по л_е_су -
     нельзя!
             Соблюдай рельсу.
     А то еще
              в древнее время
                              были,
1620 так называемые
                    автомобили.
     Тоже -
            мое почтеньице -
     способ сообщеньица!
     По воздуху -
                  нельзя.
     По воде -
               не может.
     Через лес -
1630             нельзя.
     Через дом -
                 тоже.
     Ну, скажите,
                  это машина разве?
     Шины лопаются,
                    неприятностей -
                                    масса.
     Даже
          на фонарь
1640                не мог взлазить.
     Сейчас же -
                 ломался.
     Теперь захочу -
                     и в сторону ринусь.
     А разве -
               езда с паровозом!
                                 Примус!
     Теперь
            приставил
1650                  крыло и колёса
     да вместе с домом
                       взял
                            и понесся.
     А захотелось
                  остановиться -
     вот тебе - Винница,
                         вот тебе - Ницца.
     Больным
             во время оное
1660 прописывались
                   солнечные ванны.
     Днем
          и то,
                сложивши ручки -
     жди,
          чтобы вылез
                      луч из-за тучки.
     А нынче
             лети
1670              хоть с самого полюса.
     Грейся!
             Пользуйся!.. -
     Любимой
             дни ушедшие мнятся.
     А под ними
                города,
                        селения
     проносятся
                в иллюминации -
1680 ежедневные увеселения!
     Радиостанция
                  Урала
     на всю
            на Сибирь
                      концерты орала.
     Шаля,
           такие ноты наляпаны,
     что с зависти
                   лопнули б
1690                         все Шаляпины.
     А дальше
              в кинематографическом раж_е_
     по облакам -
                  верстовые миражи.
     Это тебе
              не "Художественный"
                                  да "Арс",
     где в тесных стенках -
                            партер да ярус.
1700 От земли
               до самого Марса
     становись,
                хоть партером,
                               хоть ярусом.
     Наконец -
               в грядущем
                          и это станется -
     прямо
           по небу
1710               разводят танцы.
     Не топоча,
                не вздымая пыль,
     грациозно
               выгибая крылья,
     наяривают
               фантастическую кадриль.
     А в радио -
                 буря кадрилья.
     Вокруг
1720        миллионы
                      летающих столиков.
     Пей и прохлаждайся -
                          позвони только.
     Безалкогольное.
                     От сапожника
                                  и до портного -
     никто
           не выносит
                      и запаха спиртного.
1730 Больному -
                рюмка норма,
     и то
          принимает
                    под хлороформом.
     Никого
            не мутит
                     никакая строфа.
     Не жизнь,
               а - лафа!
1740 Сообщаю это
     к прискорбию
                  товарищей поэтов.
     Не то что нынче -
                       тысячами
                                высыпят
     на стихи,
               от которых дурно.
     А тут -
             хорошо!
1750                 Ни диспута,
     ни заседания ни одного -
                              культурно!
     Пол-двенадцатого.
                       Радио проорал:
     - Граждане!
                 Напоминаю -
                             спать пора! -
     От быстроты
                 засвистевши аж,
1760 прямо
           с суматохи бальной
     гражданин,
                завернув
                         крутой вираж,
     влетает
             в окно спальной.
     Слез с самолета.
                      Кнопка.
                              Троньте!
1770 Самолет сложился
                      и - в угол,
                                  как зонтик.
     Разделся.
               В мембрану -
                            три слова:
     - Завтра
              разбудить
                        в пол-восьмого! -
     Повернулся
1780            на бок
                       довольный гражданин,
     зевнул
            и закрыл веки.
     Так
         проводил
                  свои дни
     гражданин
               в XXX веке.


                   III
                 ПРИЗЫВ.

     Крылатых
1790          дней
                   далека дата.
     Нескоро
             в радости
                       крикнем:
                                - Вот они! -
     Но я -
            грядущих дней агитатор -
     к ним
           хоть на шаг
1800                   подвожу сегодня.
     Чтоб вам
              уподобиться
                          детям птичьим,
     в гондолу
               в уютную
                        сев, -
     огнем вам
               в глаза
                       ежедневно тычем
1810 буквы -
             О. Д. В. Ф.
     Чтоб в будущий
                    яркий,
                           радостный час вы
     носились
              в небе любом -
     сейчас
            летуны
                   разбиваются насмерть,
1820 в Ходынку
               вплющившись лбом.
     Чтоб в будущем
                    веке
                         жизнь человечья
     ракетой
             неслась в небеса -
     и я,
          уставая
                  из вечера в вечер,
1830 вот эти
             строки
                    писал.
     Рабочий!
              Крестьянин!
                          Проверь наощупь,
     что
         и небеса -
                    твои!
     Стотридцатимиллионною мощью
1840 желанье
             лететь
                    напои!
     Довольно
              ползать, как вошь!
     Найдем -
              разгуляться где бы!
     Даешь
           небо!
     Сами
1850      выкропим рожь -
     тучи
          прольем над хлебом.
     Даешь
           небо!
     Слов
          отточенный нож
     вонзай
            в грядущую небыль!
     Даешь
1860       небо!

     [1925]

Самые популярные произведения

Лиличка! Вместо письма
Нате!
Ллойд-Джордж
«Марьинорощинское»
Владимир Маяковский
Владимир Маяковский
[7 июля 1893 - 14 апреля 1930]
Помогите библиотеке
Помощь библиотеке
Поэмы
150 000 000
«IV Интернационал»
Владимир Ильич Ленин
Война и мир
Летающий пролетарий
Люблю
Облако в штанах
Про это
«Пятый Интернационал»
Флейта-позвоночник
Человек
Проза
Париж. (Записки Людогуся)
Париж. Быт
Париж. Театр Парижа
Парижские очерки. Музыка
Парижские провинции
Сегодняшний Берлин
Семидневный смотр французской живописи
Пьесы
«А что, если?..»
Владимир Маяковский
Вчерашний подвиг
Как кто проводит время, праздники празднуя
«Мистерия-буфф»
«Мистерия-буфф» Второй вариант
Пьеска про попов, кои не понимают, праздник что такое
Чемпионат всемирной классовой борьбы
Миниатюры и эпиграммы
[Журнал «Красный перец»]
[Журнал «Огонек»]
[Журнал «Смена»]
[Издательство «Красная новь»]
[Плакат о жилищно-строительном займе]
2. «Расхлябанность - белогвардейщина вторая...»
3. «Третья белогвардейщина-советский бюрократ»
«А сколько вас сушеных на фунт?..»
«Бей Бовом...»
«Беспечность хуже всякого белогвардейца...»
Два простоя
«Если наш Бов тебе нравится...»
Завтрак английского дипломата
Заколдованный круг
Запасливый кооператор
Клемансо
Коронация Кирилла
Ллойд-Джордж
Лубки-плакаты и лубки-открытки
Маленькая разница
«Марьинорощинское»
Мильеран
Подписи к плакатам издательства «Парус»
Подпись к плакату издательства «Парус». «Вот как...»
Профплакаты
«Рабочий» Макдональд и буржуй Асквит
«Сколько бы у нас в цехе с него за простой вычли!..»
Тексты для плакатов Наркомфина
Три блокады
Прочие сочинения
[Журнал «Крысодав»]
[Журнал «Московский пролетарий»]
[Контрагентство печати]
[Кооперативные плакаты]
[Моссукно]
«Афиша "Мистерии-буфф"»
«Бабушкам академий»
«В РСФСР 130 миллионов населения»
В трамвае
Вон самогон!
«Ворковал (совсем голубочек)...»
Выступление на собрании деятелей искусств 12 марта 1917 г.
Герои и жертвы революции
Госиздат
Граждане! Поймите же, наконец, голод дошел до ужаса
Грустная повесть из жизни Филиппова
Гужевая повинность заменяется трудгужналогом
ГУМ
Декрет о натуральном налоге на хлеб, картофель и масличные семена
Декрет о натуральном налоге на яйца
Долой
Достижения футуризма
Займем у бога
«Идите к черту!»
Каждая фабрика и каждый завод, посмотри внимательно это вот
Каждый, думающий о счастье своем, покупай немедленно выигрышный заем!
Когда голод грыз прошлое лето, что делала власть Советов?
Кому и на кой ляд целовальный обряд
Крестить - это только попам рубли скрести
Крестьянам! Рассказ о Змее-Горыныче и о том, в кого Горыныч обратился нынче
Крестьяне, собственной выгоды ради поймите - дело не в обряде
Крестьянское
«Леф»
Лозунги для журнала «Даешь»
Лозунги к 1 мая
«Лозунги по производственной пропаганде»
Маленькая электрификация
Манифест из альманаха «Садок судей II»
«Мосполиграф»
«Моссельпром»
«Мотня в работе-разрухе родня...»
Мы прогнали с биржи труда тех, кто так пролез туда
На горе бедненьким, богатейшим на счастье - и исповедники и причастье
Надо помочь голодающей Волге!
Наши поправки в англо-советский договор
«Не предаваясь «большевистским бредням» ...»
«Нечего есть! Обсемениться нечем!»
Ни знахарство, ни благодать бога в болезни не подмога
Ни знахарь, ни бог, ни ангелы бога - крестьянству не подмога
О завхозе, который чуть не погиб со всей конторой
Одна голова всегда бедна, а потому бедна, что живет одна
«Окна» Роста 1919-1922
От поминок и панихид у одних попов довольный вид
От примет кроме вреда ничего нет
Первая олимпиада российского футуризма
Первомайское поздравление
Перчатка
Повествование это о странствии эсера вокруг света
Постоял здесь, - мотнулся туда, - вот и вся производительность труда
Пощечина общественному вкусу [Из альманаха]
Пощечина общественному вкусу [Листовка]
Пришедший сам
Про Тита и Ваньку. Случай, показывающий, что безбожнику много лучше
Про то, как за немцами, на денежки Антанты, отечественные двинулись, для «удушения» наняты
Про Феклу, Акулину, корову и бога
Против переделов
Прошения на имя бога - в засуху не подмога
Рабочий, смотри эти два декрета!
Рабочий, эй!
Раньше. Теперь
Рассказ о Климе, купившем заем, и о Прове, не подумавшем о счастье своем
Рассказ о том, путем каким с бедою справился Аким
Рассказ про Клима из черноземных мест, про Всероссийскую выставку и Резинотрест
Рассказ про то, как узнал Фадей закон, защищающий рабочих людей
Резинотрест
Сказка про купцову нацию, мужика и кооперацию
Слушайте новый зов!
Смотри, чтоб праздник перешел и в будни, чтоб шли на работу праздника многолюдней
Советская азбука
Советский Союз, - намотай на ус - кто Юз
Ткачи и пряхи! Пора нам перестать верить заграничным баранам!
Товарищи крестьяне, вдумайтесь раз хоть - зачем крестьянину справлять пасху?
Товарищи! Граждане! Всех бороться с голодом зовет IX съезд Советов!
Топливо - основа республики
Транспортники!
Трудовая взаимопомощь инвентарем
«Чаеуправление»
Эй, крестьянин, если ты не знаешь о налоге декрета, почитай, посмотри и обдумай это
«Юз, незнакомый с проволочкой...»
Письма
Письмо в редакцию газеты «Биржевые ведомости»
Письмо в редакцию газеты «Новь»
Публицистика
«Бегом через верниссажи»
«Без белых флагов»
«Будетляне»
Война и язык
Два Чехова
Живопись сегодняшнего дня
«И нам мяса!»
«Как бы Москве не остаться без художников»
Капля дегтя
Не бабочки, а Александр Македонский
О новейшей русской поэзии
О разных Маяковских
Отношение сегодняшнего театра и кинематографа к искусству
Поэзовечер Игоря Северянина
Россия. Искусство. Мы
Театр, кинематограф, футуризм
Теперь к Америкам!
Уничтожение кинематографом «театра» как признак возрождения театрального искусства
Штатская шрапнель
Штатская шрапнель. Вравшим кистью
Штатская шрапнель. Поэты на фугасах
Подписывайтесь

Стихи и поэты.
людям нравится
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Реклама
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты