Стихи 1913 г.
Маме моей
Стихи 1914 г.
«Когда архангела труба...»
Стихи 1915 г.
Апрель
«Ах, мир огромен в сумерках весной!...»
Вербы
Весна
«Мороз затуманил широкие окна...»
«Над дымным храпом рысака...»
«Сыплет звезды август холодеющий...»
Стихи 1916 г.
«Амур откормленный, любви гонец крылатый!...»
«Для каждого есть в мире звук...»
«Как высказать себя в любви?...»
«Какой тебе знак нужен, любовь?...»
«Начало жизни было — звук...»
Стихи 1917 г.
«Стихи предназначены всем...»
«Так суждено преданьем, чтобы...»
Стихи 1918 г.
«Когда подругою небесной...»
Стихи 1919 г.
«О, как согласно еще пылает...»
«Фаусту прикидывался пуделем...»
Стихи 1921 г.
«Такое яблоко в саду...»
Стихи 1927 г.
«Ложится осени загар...»
Стихи 1936 г.
На Иматре
«Надеть бы шапку-невидимку...»
«Не с теми я, кто жизнь встречает...»
«О, ветер, ветер! Трубач бездомный!...»
«Подумала я о родном человеке...»
«Сухой и серый лист маслины...»
Стихи 1943 г.
Гроза над Ленинградом
За водой

Наталья Васильевна Крандиевская-Толстая

Крандиевская-Толстая Наталья Васильевна (21 января 1888 - 17 сентября 1963) – русская поэтесса.

Известна не только своим творчеством, но и большой ролью, которую сыграла в жизни своего мужа – Алексея Николаевича Толстого, при котором исполняла обязанности личного секретаря. Приходится бабушкой современной российской писательнице Татьяне Толстой.

Литературное детство

Родилась Наталья Крандиевская 21 января 1888 года в литературной семье, известной в культурных кругах России. Василий Афанасьевич Крандиевский занимался издательским делом, журналистикой. Вместе с графом Алексеем Николаевичем Толстым Крандиевский издавал «Бюллетени литературы и жизни». Этот публицистический альманах пользовался определённой популярностью в течение восьми лет, весьма насыщенных в истории России: 1910 – 1918. В 1918 году альманах был закрыт.

Мать Натальи, Анастасия Романовна Тархова, занималась литературной деятельностью. В начале ХХ века её проза пользовалась успехом. Анастасия Романовна придерживалась чеховского направления в литературе, и, как отмечал Максим Горький в письме Антону Павловичу Чехову, любила писателя «до безумия» и, что немаловажно, понимала его творчество.

Семейство имело широкий круг знакомых в среде литераторов, публицистов, культурных деятелей. Жили Крандиевские в доме издателя и владельца книжной лавки, близкого друга Максима Горького – Сергея Аполлоновича Скирмунта, в Гранатовом переулке. Сам Максим Горький также был хорошо знаком с этой семьёй.

Крандиевские имели троих детей, которым дали хорошее воспитание и привили тонкий литературный вкус. Кроме того, Василий Афанасьевич и Анастасия Романовна были не только хорошими воспитателями, но и любящими, заботливыми родителями. Максим Горький отзывался об Анастасии Романовне как об очень скромной женщине и хорошей матери, у которой растут «славные дети». В семье царила гармоничная обстановка.

Не обошлось, к сожалению, без семейной трагедии: в возрасте 21 года от менингита умер старший брат Натальи Крандиевской, Всеволод. Эта трагедия сильно подействовала на Наталью – через шесть лет, издав первый сборник стихов, она посвятит его безвременно ушедшему Севе.

Младшая сестра Натальи, Надежда, по примеру родственников, также смогла реализоваться в творчестве. Если Наталью с детства привлекала поэзия, то Надежда (по семейному – Дюна) стала известным скульптором.

Таким образом, на развитие литературных интересов Натальи Крандиевской, ярко проявившихся уже в детском возрасте, самым прямым образом повлияла обстановка в семье. Сама поэтесса впоследствии начала свою автобиографию показательными строками: «Я росла в кругу литературных интересов».

В итоге уже в раннем возрасте Наталья хорошо разбиралась в литературе, начала писать собственные стихи в семь лет.

В 1902 году, когда Наталье Крандиевской было четырнадцать лет, появились её первые публикации.

Наталья Крандиевская в контексте эпохи Серебряного века

Несмотря на то, что Наталью Крандиевскую рано начали печатать в журналах, с изданием собственного сборника она не спешила. Это объясняется требовательным отношением к себе, на что повлияли высказывания такого строгого критика, как Иван Алексеевич Бунин, который стал литературным учителем девушки.

Бунин высоко оценил стихи Натальи Крандиевской, однако много говорил о необходимости совершенствования, изживания неестественных метафор. Например, покритиковал образ чайки – по его мнению, эта неуклюжая, пахнущая рыбой птица могла появиться в девичьих стихах только потому, что Наташа сама никогда чайки не видела.

Таким образом, уроки Бунина заставили Крандиевскую оттачивать свой талант, идти к совершенству, не спеша с изданием книги. В то же время она получала весьма лестные отзывы о своей поэзии не только от Бунина, но и от Бальмонта, Блока.

Поэтический дебют (если не считать журнальных публикаций) состоялся в 1913 году. Наталье было уже 25 лет. Сборник она посвятила умершему шесть лет назад старшему брату, Севе. Сборник назывался просто: «Стихотворения». Он получил хорошие отзывы в литературной среде, положительные рецензии от Софии Парнок и Валерия Брюсова.

Казалось бы, такой дебют обещает отличные перспективы. В контексте эпохи Серебряного века её поэзия была актуальной, востребованной. В это же время дебютировали и Анна Ахматова, и Марина Цветаева. Но, в отличие от этих поэтесс, Наталья Крандиевская писала, публиковалась крайне мало. За всю свою жизнь она выпустила всего три сборника стихотворений.

Что стало причиной такой «литературной немоты»? Биографы полагают, что особенности личной жизни Натальи Крандиевской, её отношение к любви, жертвенность характера.

Наталья была очень красивой светской дамой, уже лет с пятнадцати очаровывала мужчин. Есть сведения, что вскружила голову Бальмонту. Однако первый муж Натальи, Фёдор Акимович Волькенштейн, успешный адвокат, был человеком приземлённых интересов. Он не особенно любил, когда жена пропадала в литературных салонах. Брак организовали родители, практически сразу после окончания Натальей гимназии. Она, судя по стихам того периода, не особенно была счастлива в этом браке.

Казалось, если Нататья найдёт себе мужчину со сходными интересами (а она писала в период первого замужества в стихах об ожидании настоящей любви, о поисках «предназначенного» ей «единого»!), она сможет себя отдать творчеству. Удивительно, но когда она повстречала такого человека – встреча погубила её литературную карьеру.

Встреча с Алексеем Толстым

Когда Наталье Крандиевской было 26 лет, она второй раз повстречалась с Алексеем Николаевичем Толстым. (Первая встреча, состоявшаяся в редакции одного из журналов в 1906 году, не произвела на Наталью впечатления – ни сам Толстой, ни его стихи ей не понравились). Однако в 1914 году, накануне Первой мировой, перевернувшей всю привычную жизнь страны, на одном из обедов, Толстой и Крандиевская вновь встретились. В этот раз они беседовали, говорили о жизни и смерти, и нашли немало точек для соприкосновения.

В то время отношения Толстого с Софьей Дымшиц подходили к концу. Разрыв был неизбежен, и встреча с Крандиевской, вероятно, лишь немногим подтолкнула этот процесс.

Влюбчивая природа Толстого уже через год дала о себе знать: отправившись на фронт в качестве корреспондента «Русских ведомостей», он страстно влюбился в балерину Маргариту Кандаурову, которой было всего семнадцать. О своей страсти к этому «цветку» и «лунному наваждению» Толстой без зазрения совести писал Наталье Крандиевской. Тем не менее, Маргарита Кандаурова отказала Толстому, и тот сделал предложение Наталье. Она его приняла.

Оба бракоразводных процесса были тяжёлыми. Тем не менее, Наталья Крандиевская ушла с семилетним сыном Фёдором от первого супруга и вышла замуж за графа Толстого. В 1917 году у них родился сын Никита.

Эмиграция и возвращение

К моменту заключения брака Алексей Толстой имел весомое литературное имя, готовил к изданию десятый том собственных сочинений, и мог содержать семью на писательские заработки. Однако поженились Толстой и Крандиевская накануне тяжелейших исторических потрясений, выпавших на долю России.

В суровые годы революции и разрухи ценность книг стала определяться их способностью гореть в печке-буржуйке. Жить в Москве стало тяжело, пайки графской семье не выдавали. Возникла и угроза физической расправы над «сиятельствами». После известия о расстреле царской семьи антрепренер Алексея Толстого сумел организовать писателю творческое турне по Украине, с направлением на белогвардейский юг. Под этим предлогом Толстой с женой, сыном и пасынком покинул Россию.

В 1918 году семья оказалась в Одессе. В 1919 году здесь же вышел второй сборник Натальи Крандиевской – хотя мало кто его заметил в бурных событиях окружающей действительности.

На юге Украины в то время собралось немало будущих эмигрантов, бежавших от революции. Все ждали побед белогвардейских генералов – Деникина, Врангеля, Колчака. Наталья Крандиевская очень положительно о них отзывалась и надеялась на победу. Несмотря на весьма осторожные высказывания о революции Алексея Толстого, вряд ли стоит сомневаться в том, что и у него были похожие настроения. Как бы то ни было, после поражения белогвардейцев Толстой с семьёй немедленно эмигрировал в Париж.

В Париже Толстые бедствовали. Толстому почти ничего не удавалось опубликовать, хотя он писал очень много (в Россию он вернётся с несколькими законченными произведениями, которые принесут ему славу). Заботы по выживанию взяла на себя Наталья Крандиевская-Толстая. Пройдя за три месяца курсы кройки и шитья, она стала шить модные платья тем эмигранткам, которым удалось сохранить состояние, а затем и капризным, знающим толк в хорошей одежде француженкам.

Эту беззаветность, жертвенность Толстой в то время очень ценил. В первом романе знаменитой трилогии «Хождение по мукам», в романе «Сёстры», Толстой вывел в утончённом, женственном, беззаветно любящем образе Кати свою жену. «Катя – это всё Наталья Васильевна», - говорил он.

Жизнь в Париже, хотя заработки Натальи облегчили положение семьи, не сложилась. Толстые не научились заигрывать с колонией русских эмигрантов, не стали «своими». В 1921 году они уехали в Берлин.

В Берлине, где имелось с три десятка русских издательств, Толстому кое-что удалось опубликовать. В 1922 году выходит сборник и у Натальи Крандиевской-Толстой: «От лукавого». Казалось, жизнь налаживается. Родился сын Дмитрий.

Однако «своими» в эмиграции Толстые так и не стали. Похоже, что Толстой уже по дороге в Берлин решил вернуться на родину. Одной из причин стал вопрос четырёхлетнего Никиты, заданный Наталье Крандиевской-Толстой: «Мама, а что такое сугроооб?», заданный с явственным французским акцентом. Этот момент очень неприятно поразил Толстого, переживавшего, что его сын на чужбине не узнает, что такое «сугроб». Речь шла, конечно, не столько о снеге, сколько о потере русского языка и культуры…

В Берлине Толстой сотрудничал с газетой «Накануне», имевшей явную просоветскую направленность. Тем самым «красный граф» подготовил себе почву для возвращения в советскую Россию, но испортил отношения с русской эмиграции. «Не жму руки вам», - ответила в открытом письме Толстому Марина Цветаева.

Наталья Крандиевская-Толстая не возражала против возвращения на родину. Правда, сама она, в отличие от мужа, не смогла перестроиться внутренне, а в новой России её «буржуазная» лирика никому не была нужна. Но для Натальи Васильевны гораздо важнее была карьера мужа. В 1923 году они возвращаются из эмиграции.

Литературный секретарь мужа

В годы, прожитые с Алексеем Толстым после эмиграции, Наталья Толстая-Крандиевская полностью отошла от литературы. Во-первых, её поэзия не соответствовала духу советской эпохи. Во-вторых, всё больше времени отнимали заботы о семье и, в особенности, – о делах мужа.

Наталья Васильевна Толстая-Крандиевская в 1923 – 1935 годах, по сути, стала личным секретарём активно пишущего супруга.

Воспоминания Натальи Толстой-Крандиевской о тех временах рисуют её типичный рабочий день: звонки в Лондон, Берлин – издателям и агентам; ответы на телефонные звонки; заботы о детях; приём корреспонденции, посетителей; переписывание текстов Алексея Толстого; организация званых обедов и ужинов, подбор хороших вин к приходу званных гостей супруга; поездки по магазинам по всем надобностям большой семьи; уход за домом; звонки и визиты в Госиздат, Союз писателей… И упрёки мужа «Ты задерживаешь работу», - например, если вовремя была не переписана страница к «Буратино».

Ценил ли заботы жены Алексей Толстой? Сам он считал фронт и женитьбу на Наталье Крандиевской жизненными и творческими рубежами. Толстому нравилось, что Наталья Васильевна считает, что любовь женщины призвана «оберегать, охранять». Толстой считал, что это правильно, и воспринимал заботы жены как должное.

Но постепенно отношение Толстого к жене стало меняться. В 1935 году он был знаменитым, богатым пятидесятитрёхлетним мужчиной, входящим в круг советской элиты. Его интересовали женщины. Вместе с переутомлением, «отсутствие личной жизни» (к супруге он явно охладел) делали писателя раздражительным. Начались приступы ярости.

Толстой перестал ценить мнение жены. Появились разногласия, касающиеся окружения семьи.

Надо признать, что в условиях надвигавшегося террора, при сгущавшихся над СССР тучах, Наталья Васильевна недостаточно понимала, какую важность для Толстого (да и для всей семьи) имеют связи с таким людьми, как глава НКВД Ягода. Или не хотела понимать. Алексей Толстой, стремившийся сохранить в зыбкое время своё положение в стране, называл позицию жены «чистоплюйством» и «крандиевщиной».

Кто из них был прав? Во всяком случае, террор миновал Толстого и его близких.

Последовали и измены. Например, уже через две недели молоденькая секретарша Толстого оказалась в его постели. Наталья Васильевна сцен не устраивала, оправдывая тягу мужа к «молоденьким». Толстой же не считал нужным сдерживать свои порывы.

Разрыв, таким образом, надвигался, и в 1935 году «красный граф» оставил семью. Он женился на 29-летней Людмиле Баршевой.

Наталья Крандиевская, которой тогда было 47 лет, тяжело переживала разрыв, и была склонна, по своему характеру, во всём винить исключительно себя. Впрочем, к ней приходят и другие мысли, которые она в том числе высказывает в стихах: о своей жертве, о том, что стала «тенью» мужа, пренебрегла «целым миром… для одного тебя, чтоб тенью у ног твоих покорно лечь».

Но Наталья Крандиевская, несмотря на предательство графа Толстого, так и не смогла его забыть. После его смерти в 1945 году она два послевоенных года писала стихи, посвящённые его памяти.

Новый этап поэтического творчества

Разрыв с Алексеем Толстым, тяжёлый для сердца любящей женщины, оказался на удивление благотворным для Натальи Крандиевской как поэтессы. Она вновь начала писать.

Впрочем, публиковаться не стремилась: в конце 30-х годов для её лирики это было малореально.

Ярким всплеском ознаменовалось творчество Натальи Крандиевской в годы войны. Несмотря на предложение бывшего супруга, из осаждённого Ленинграда она не уехала, написав в стихах Толстому, который к «сытой жизни» звал её «в гости», гордый отказ: «Утешусь гордою мечтою — за этот город умирать!».

В блокадном Ленинграде Крандиевская пишет стихи, дневник. Стихотворный цикл «В осаде» полон сильнейших строк: «В кухне крыса пляшет с голоду…».

К сожалению, эти стихи не были опубликованы во время войны – иначе бы Наталья Крандиевская прочно вошла бы в орбиту известных советских поэтов. Хотя в 1943 году состоялся её творческий вечер, и на сборник стихов «Дорога…» уже был подписан договор с издательством, но дальнейшая литературная карьера опять не заладилась.

Смерть Алексея Толстого выбила Наталью Васильевну из колеи. Затем последовал новый удар: партийные постановления о журналах «Звезда» и «Ленинград», а также печально известный доклад Жданова о Зощенко и Ахматовой. Наталья Крандиевская была отнесена издателями в ранг «опальных» поэтов, издательство отказалось от печати сборника.

Наследие

Последние годы жизни Наталья Васильевна Крандиевская прожила в Ленинграде, в заботах о детях, внуках. Надо сказать, что, хотя судьба Натальи Крандиевской как не до конца реализовавшееся поэтессы была печальна, как женщина, она сумела реализовать себя полностью. Продолжив воспитательную традицию Крандиевских, Наталья дала семье то, что в своё время дали ей родители.

Сыновья и внуки Крандиевской стали известными людьми (композиторами, физиками, филологами, историками, общественными деятелями и т. д.), правнуки выбрали творческую стезю – это известный российский дизайнер Артемий Лебедев и фотограф Алексей Лебедев. А обе внучки Алексея Толстого и Натальи Крандиевской пошли по литературному пути: это Наталья и Татьяна Толстые.

Что касается творческого наследия Натальи Васильевны Крандиевской 1935 – 1963 годов, не оценённого в СССР, то они были изданы посмертно. Наталья Васильевна Крандиевская-Толстая умерла 17 сентября 1963 года, но с её наследием мы имеем возможность ознакомиться: это стихи в сборниках «Дорога» и «Вечерний свет», блокадный дневник, воспоминания о культурной жизни России эпохи Серебряного века.


Наталья Крандиевская-Толстая
Наталья Крандиевская-Толстая
[21 января 1888 - 17 сентября 1963]
Помогите библиотеке
Помощь библиотеке
Воспоминания
Сергей Есенин и Айседора Дункан. Встречи
Об авторе
Краткая биография
Простившая непростительное
«Яблоко, надкушенное Евой…»
Подписывайтесь

Стихи и поэты.
людям нравится
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Реклама
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты