Стихи 1777 г.
Надпись к портрету князю Антиоху Димитриевичу Кантемиру
Стихи 1779 г.
«Заря лениво догорает...»
По следам Диогена
Стихи 1780 г.
В альбом
«В мире были счастливцы, - их гимны звучали...»
«В роще зеленой, над тихой рекой...»
«Вы смущены... такой развязки...»
«Да, хороши они, кавказские вершины...»
«День что-то хмурится... Над пасмурной землею...»
«Друг мой, брат мой, усталый, страдающий брат...»
«Друг! Как ты вошел сюда...»
«Если душно тебе, если нет у тебя...»
«Есть страданья ужасней, чем пытка сама...»
«Еще чертог залит огнями...»
«За много лет назад, из тихой сени рая...»
«И вот, от ложа наслажденья...»
Мелодии
Мелодия
«Море - как зеркало!.. Даль необъятная...»
На мгновенье
«О, спасибо вам, детские годы мои...»
Облака
«Прелестная, полунагая...»
«Сейчас только песни звучали...»
«Случалось ли тебе бессонными ночами...»
Старая беседка
«Тихо замер последний аккорд над толпой...»
«Я не тому молюсь, кого едва дерзает...»
Стихи 1788 г.
Любовь и дружество
«Мой друг, судьба определила...»
Отъезд
Стихи 1789 г.
Червонец и полушка
Стихи 1790 г.
Картина
Стихи 1791 г.
Истукан дружбы
К А. Г. Севериной
К Климене, которая спрашивала меня, много ли красавиц видел я в концерте
К лире
К текущему столетию
Карикатура
«Кто хочет, тот несчастья трусь! ...»
«Мне лекарь говорил...»
Модная жена
На смерть попугая
Надежда и страх
О выгодах быть любовницею стихотворца
«Поверю ль я тебе, Кощей...»
«Почто ты Мазона, мой друг, не прочитаешь?...»
«Прелестна Грация, служащая Венере...»
Прохожий и Горлица
Смерть князя Потемкина
Счет поцелуев
Я
Стихи 1792 г.
«Ах! когда б я прежде знала...»
Быль
Гимн восторгу
Голубок
К младенцу
К Хлое
Подражание Проперцию
Пустынник и Фортуна
Пчела, Шмель и я
Слабость
«Стонет сизый голубочек...»
«Тише, ласточка болтлива!...»
Стихи 1793 г.
«Без друга и без милой...»
Жаворонок с детьми и Земледелец
К Ф. М. Дубянскому, сочинившему музыку на песню «Голубок»
«Ну, всех ли, милые мои, пересчитали?...»
Стансы к Н. М. Карамзину
Чижик и Зяблица
Стихи 1794 г.
«Ах, когда бы в древни веки...»
«Видел славный я дворец...»
Воздушные башни
Глас патриота на взятие Варшавы
Ермак
Искатели Фортуны
К Волге
К Г. Р. Державину
«Коль надежду истребила...»
«Лети, корабль, в свой путь с Виргилием моим...»
Надпись к портрету Н. А. Бекетова
«Он дома - иль Шолье, иль Юм, или Платон...»
Причудница
«Служитель муз, хочу я истины воспеть...»
Чужой толк
Стихи 1795 г.
«Ай, как его ужасен взор!...»
Блаженство
«Возможно ль, как легко по виду ошибиться!...»
«Всех цветочков боле...»
«Дамон! Кто бытию всевышнего не верит...»
Два голубя
Два друга
«Дельфира! вот стихи, которых ты желала...»
Дуб и Трость
«Завидна, - я сказал, - Терситова судьбина...»
«Задумчива ли ты, смеешься иль поешь...»
Заяц и Перепелиха
Истукан и Лиса
К приятелю
К Ю. А. Нелединскому-Мелецкому
«Когда и дружество струило слез потоки...»
«О любезный, о мой милый!...»
Ода П. П. Бекетову
Орел, Кит, Уж и Устрица
Освобождение Москвы
«По чести, от тебя не можно глаз отвесть...»
«Пой, скачи, кружись, Параша!...»
Послание к Н. М. Карамзину
«Пускай кто многими землями обладает...»
Старик и трое молодых
Стихи на игру господина Геслера, славного органиста
Стихи по просьбе одной матери - на двух ее детей
«Юность, юность! веселися...»
Стихи 1796 г.
«Любезного и прах останется ль безвестным?...»
Ночь
«Обманывать и льстить ...»
Сонет
Ф. М. Дубянскому
«Что с тобою, ангел, стало?...»
«Я моськой быть желаю...»
Стихи 1797 г.
«В надежде будущих талантов...»
«Глядите: вот Ефрем, домовый наш маляр!...»
Желания
К Венериной статуе
Кокетка и Пчела
Ласточка и птички
Мадригал девице, которая спорила со мною, что мужчины счастливее женщин
Надпись к портрету Ивана Ивановича Шувалова
«О дом, воздвигнутый Голицыным для псов!...»
Подражание Петрарку
Послание к Аркадию Ивановичу Толбугину
Преложение 49-го Псалма
«Что мне об ней сказать?...»
Шарлатан
Стихи 1798 г.
А. Г. Севериной в день ее рождения
«Возьмите, боги, жизнь, котору вы мне дали!...»
К графу Н. П. Румянцеву
«Ну, видел спуск я трех шаров!...»
«О радость! дайте, дайте лиру...»
Послание от английского стихотворца Попа к доктору Арбутноту
Совесть
Экспромт
Стихи 1799 г.
В. А. Воейкову
Стихи 1800 г.
К друзьям моим
Магнит и Железо
Стихи 1801 г.
На случай од, сочиненных в Москве в коронацию
Надпись к портрету древнего русского историка Нестора
Песнь на день коронования его императорского величества государя императора Александра Первого
Стихи 1802 г.
Воспитание Льва
Каретные лошади
Летучая рыба
Петух, Кот и Мышонок
Царь и два Пастуха
Стихи 1803 г.
Амур и Дружба
Башмак, мерка равенства
Близнецы
В. И. С.
Грусть
Дряхлая старость
Загадка
«Здесь бригадир лежит, умерший в поздних летах...»
Змея и Пиявица
И. Ф. Богдановичу
История любви
К Маше
К портрету Г. Р. Державина
К портрету М. М. Хераскова
К портрету Н. М. Карамзина
К портрету П. И. Шаликова
«Какой ужасный, грозный вид!...»
Книга «Разум»
«Кто б ни был ты, пади пред ним!...»
Мадригал
Молитвы
Мышь, удалившаяся от света
На смерть Ипполита Федоровича Богдановича
Надгробие И. Ф. Богдановичу, автору «Душеньки»
Надпись к портрету князя Италийского
Нищий и Собака
Осел, Обезьяна и Крот
Пародия на слова
Пародия на Шаликову эпитафию И. Богдановичу
Придворный и Протей
Признание
Путешествие
Ружье и Заяц
«Смейтесь, смейтесь, что я щурю...»
Спор на Олимпе
Супружняя молитва
«Увы, - Дамон кричит, - мне Нина неверна!...»
«Чей это, боже мой, портрет?...»
Эпитафия эпитафиям
«Я разорился от воров!...»
Стихи 1804 г.
На журнал «Новости литературы»
Стихи 1805 г.
Амур, Гимен и Смерть
«Бард безымянный! тебя ль не узнаю?...»
«Без имя Рифмодей глумился сколько мог...»
Воробей и Зяблица
«Все ли, милая пастушка...»
Горесть и скука
Два Веера
Две Лисы
Дитя на столе
Дон-Кишот
Калиф
Кот, Ласточка и Кролик
«Кто как ни говори, а Нина бесподобна!...»
Лебедь и Гагары
Лев и Комар
Лиса-проповедник
Люблю и любил
Людмила
Месяц
Мудрец и Поселянин
Муха
На журналы
На случай подарка от неизвестной
Объявление от издателей о журнале на будущий год
Орел и Змея
Осел и Кабан
Отец с сыном
Полевой цветок
«Поэт Оргон, хваля жену не в меру...»
«Прохожий, стой! во фрунт! скинь шляпу и читай...»
Пчела и Муха
Разбитая скрипка
Размышление по случаю грома
Слепец и расслабленный
Смерть и Умирающий
Стансы
Старинная любовь
Суп из костей
Три Льва
Филемон и Бавкида
Часовая стрелка
Человек и Конь
Человек и Эхо
«Что легче перышка?...»
Стихи 1806 г.
Амур в карикатуре
Будочник
«Нахальство, Аристарх, таланту не замена...»
«Не понимаю я, откуда мысль пришла...»
Стихи 1807 г.
«О, тяжкой жизни договор!...»
«Подзобок на груди и, подогнув колена...»
Стихи 1809 г.
Эпитафия князю А. М. Белосельскому-Белозерскому
Стихи 1810 г.
Бык и Корова
Верблюд и Носорог
К альбому кн. Н. И. Куракиной
Мадекасская пленница
Орел и Каплун
План трагедии с хорами
«Пловец под тучею нависшей...»
Рысь и Крот
Сверчки
Слон и Мышь
Стихи в альбом Е. С. Огаревой
Стихи 1812 г.
К портрету графа Витгенштейна
Стихи 1818 г.
Бобр, Кабан и Горностай
История
Стихи 1821 г.
Дети и мыльные пузыри
Стихи 1822 г.
В альбом Шимановской
Подражание 136-му Псалму
Стихи 1824 г.
Богач и Поэт
Орел и Филин
Подснежник
Репейник и Фиалка
Светляк и Змея
Собака и Перепел
Стихи 1825 г.
Слепец, собака его и Школьник
Стихи 1826 г.
Автор и критика
Беспечность Поэта
Два врача
Две молитвы
Деревцо
Дух смирения
Еж и Мышь
Желание и Страх
Жертвенник и Правосудие
Змея и Птицелов
Каменная Гора и водяная Капля
Клевета
Ком земли
Курица и Утята
Лев и Волк
Львиное право
Мартышка и Лиса
Мщение Пчелы
Мыльный Пузырек
Мячик
Надпись к портрету лирика
Невинность и Живописец
Ниспроверженный Истукан
Орел и Коршун
Осел и Выжлица
Ошибка Чижа
Павлин
Песнь Лебедя
Плод
Плоды мудрого правления
Порок и Добродетель
Преступления
Прохожий и Пчела
Равновесие
Роза и Шмель
Садовая Мышь и кабинетская Крыса
Своенравная Лиса
Скорбь и Фортуна
Узда и Конь
Утопший Убийца
Хлеб и Свечка
Цвет и Плод
Чадолюбивая мать
Челнок без весла
Человек, Обезьяна, Червь и яблоко
Черепаха
Чужеземное растение
Стихи 1827 г.
В. В. Измайлову
На кончину Веневитинова
Плавание
Стихи 1828 г.
Эпитафия попугаю
Стихи 1831 г.
«Была пора, питомец русской славы...»
Стихи 1836 г.
В альбом г-жи Иванчиной-Писаревой

Иван Дмитриев

Филемон и Бавкида


Ни злато, ни чины ко счастью не ведут:
Что в них, когда со мной заботы век живут?
Когда дух зависти, несчастным овладея,
Терзает грудь его, как вран у Промефея?
Ах, это сущий ад! Где ж счастье наконец?
В укромной хижине: живущий в ней мудрец
Укрыт от гроз и бурь, спокоен, духом волен,
Не алча лишнего, и тем, что есть, доволен;
Захочет ли за луг, за тень своих лесов
Тень только счастия купить временщиков?
Нет, суетный их блеск его не обольщает:
Он ясно на челе страдальцев сих читает,
Что даром не дает фортуна ничего.
Придет ли к цели он теченья своего,
Смерть в ужас и тоску души его не вводит:
То солнце после дня прекрасного заходит.
Примером в этом нам послужит Филемон.
С Бавкидой с юных лет соединился он;
Ни время, ни Гимен любви их не гасили:
Четыредесять жатв вдвоем они ходили
За всем в своем быту, без помощи других.
Все старится; остыл любовный жар и в них -
Однако в нежности любовь не ослабела
И в чувствах дружества продлить себя умела.
Но добрых много ли? Разврат их земляков
Подвигнул наконец на гнев царя богов:
Юпитер сходит к ним с своим крылатым сыном
Не с громом, не в лучах, а так, простолюдином,
Под видом странника, - и что ж? Везде отказ,
Везде им говорят: "Нам тесно и без вас,
Ступайте далее!" Отринутые боги
Пошли уже назад, как влеве от дороги,
Над светлым ручейком, орешника в тени,
Узрели хижину смиренную они
И повернули к ней. Меркурий постучался.
В минуту на крыльце хозяин показался.
"Добро пожаловать! - сказал им Филемон. -
Вы утрудилися, дорожным нужен сон -
Ночуйте у меня, повечеряя с нами;
Спознайтесь с нашими домашними богами:
Они скудельные, но к смертному добры.
У предков был и сам Юпитер из коры.
Но менее ль за то они в приволье жили?
Увы! теперь его из золота мы слили,
А он уже не так доступен стал для нас!
Бавкида! там вода; согрей ее тотчас;
Поставим, хлеб и соль; мы скудны, но усердны;
Дай все, что боги нам послали милосердны!"
Бавкида хворосту сухого набрала,
Потом погасший огнь в горнушке разгребла
И силится раздуть. Вода уже вскипает;
Хозяин путников усталых обмывает,
Прося за медленность его не осудить;
А чтоб до ужина им время сократить,
Заводит с ними речь, не о любимцах счастья,
Не о влиянии и блеске самовластья,
Но лишь о том, что есть невинного в полях,
Что есть полезного и лучшего в садах.
Бавкида между тем трапезой поспешает,
Стол ветхий черепком сосуда подпирает,
Раскидывает плат, кидает горсть цветов
И ставит хлеб, млеко и несколько плодов;
Потом худой ковер, который сберегала
На случай праздников, по ложу разостлала
И просит на него возлечь своих гостей.
Уже они, среди приветливых речей,
За вечерей вином усталость подкрепляют;
Но сколько ни пиют, вина не убавляют.
Бавкида, Филемон недвижимы стоят,
Со изумленьем друг на друга мещут взгляд,
И оба с трепетом пред путниками пали.
По чудодействию легко они познали
Того, кто вздымет бровь и зыблет свод небес!
"О боже! - Филемон дрожащий глас вознес. -
Прости невольного минуту заблужденья!
И мог ли смертный ждать такого посещенья?
О гость божественный! где взять нам фимиам?
Прилична ль наша снедь, толь скудная, богам?
Но чем и самый царь их угостит достойно?
Простым усердием: вот все, что нам пристойно!
Пусть море и земля им пиршество дадут:
Всесильные ему дар сердца предпочтут".
Бавкида с речью сей беседу оставляет
И входит в огород; там перепел гуляет,
Которого сама взлелеяла она;
Признанием к богам и верою полна,
Уже она его во снедь для них готовит;
Уже дрожащими руками птичку ловит,
Но птичка от нее ушла к стопам богов,
И милосердный Дий невинной дал покров.

Меж тем вечерня тень с гор пала на долины.
"Чета! иди за мной, - сказал отец судьбины. -
Сейчас свершится суд- на родину твою
Весь гнева моего фиал я пролию
И смерти все предам! пусть злые погибают:
Ни хижин, ни сердец они не отверзают".
Бессмертный рек и, горд, к хребту направил путь;
И ветр, предвестник бурь, ужасно начал дуть.
Бавкида, Филемон, на посох опираясь,
Под тяжкой древностью трясясь и задыхаясь,
Едва-едва идут; но с помощью богов
И страха взобрались на ближний из хребтов.
Вдруг сонмы грозных туч под ними разразились
И с шумом реки вод губительных пустились.
Вал гонит вал и мчит все, что ни попадет:
Скот, кущи и людей... исчезли, следа нет.
Бавкида родине вздох сердца посвящает
И взором, полным слез, у бога вопрошает:
"Пусть люди... но почто животных он казнит?"
Но чудо новое внезапу их разит:
Явился пышный храм, где куща их стояла;
Обмазка - мрамором, солома златом стала,
И тяжкие столпы по всем ее бокам
В минуту вознесли главы ко облакам!
Внутрь храма был везде представлен на порфире.
В страх будущим векам, сей дивный случай в мире-
Невидимо ваял все это божий перст.
Супруги мнят, что им Олимп уже отверст:
В смятенье, вне себя, на все кругом взирают.
"Бог, велий в благости! - потом они вещают. -
Мы видим храм; но кто служители ему?
Кто будет возносить к престолу твоему
Молитвы путников? О, если бы мы оба
Могли сподобиться в сем званьи быть до гроба!
О, если бы при том и гений смерти нас
Коснулся обоих в один и тот же час,
Чтоб мы друг по друге тоски не испытали!"
- "Да будет так, - сказал им бог, - как вы желали!"
И было так. Теперь дерзну ль поведать вам
О том, чему едва могу поверить сам?
В день некий путники в ограде сей божницы
С благоговением стояли вкруг двоицы
И слушали ее о бывших чудесах.
"Издревле, - Филемон вещал им, - в сих местах
Была весь грешников, жилище нечестивых;
Но Дий не потерпел сих извергов кичливых:
Он рек, настал потоп и всех их потребил.
Остались только мы - так бог благоволил!"
Тут Филемон взглянул на кроткую супругу.
И что? уже она, простерши руки к другу,
Вся изменяется, приемлет древа вид!
Он хочет ей сказать, обнять ее спешит;
Нет сил поднять руки, уста его немеют;
Супруга и супруг равно деревенеют;
Пускают отрасли, готовятся цвести;
Друг другу говорят лишь мыслию: прости!
Один предел и срок власть божья им послала:
Муж праведный стал дуб, Бавкида липой стала;
И зрители, все враз воскликнув: чудеса! -
В молчаньи набожном глядят на небеса.

Предание гласит, что к сим древам священным,
Под тяжестью даров бесчисленных согбенным,
Супруги на поклон текли из дальних стран,
По слуху, что им дар чудотворенья дан;
И те, которые к ним с верой приходили,
В цвету и в зиму дней друг друга век любили.

1805

Самые популярные произведения

Муха
Петух, Кот и Мышонок
Слепец и расслабленный
К Маше
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты