Стихи 1777 г.
Надпись к портрету князю Антиоху Димитриевичу Кантемиру
Стихи 1779 г.
«Заря лениво догорает...»
По следам Диогена
Стихи 1780 г.
В альбом
«В мире были счастливцы, - их гимны звучали...»
«В роще зеленой, над тихой рекой...»
«Вы смущены... такой развязки...»
«Да, хороши они, кавказские вершины...»
«День что-то хмурится... Над пасмурной землею...»
«Друг мой, брат мой, усталый, страдающий брат...»
«Друг! Как ты вошел сюда...»
«Если душно тебе, если нет у тебя...»
«Есть страданья ужасней, чем пытка сама...»
«Еще чертог залит огнями...»
«За много лет назад, из тихой сени рая...»
«И вот, от ложа наслажденья...»
Мелодии
Мелодия
«Море - как зеркало!.. Даль необъятная...»
На мгновенье
«О, спасибо вам, детские годы мои...»
Облака
«Прелестная, полунагая...»
«Сейчас только песни звучали...»
«Случалось ли тебе бессонными ночами...»
Старая беседка
«Тихо замер последний аккорд над толпой...»
«Я не тому молюсь, кого едва дерзает...»
Стихи 1788 г.
Любовь и дружество
«Мой друг, судьба определила...»
Отъезд
Стихи 1789 г.
Червонец и полушка
Стихи 1790 г.
Картина
Стихи 1791 г.
Истукан дружбы
К А. Г. Севериной
К Климене, которая спрашивала меня, много ли красавиц видел я в концерте
К лире
К текущему столетию
Карикатура
«Кто хочет, тот несчастья трусь! ...»
«Мне лекарь говорил...»
Модная жена
На смерть попугая
Надежда и страх
О выгодах быть любовницею стихотворца
«Поверю ль я тебе, Кощей...»
«Почто ты Мазона, мой друг, не прочитаешь?...»
«Прелестна Грация, служащая Венере...»
Прохожий и Горлица
Смерть князя Потемкина
Счет поцелуев
Я
Стихи 1792 г.
«Ах! когда б я прежде знала...»
Быль
Гимн восторгу
Голубок
К младенцу
К Хлое
Подражание Проперцию
Пустынник и Фортуна
Пчела, Шмель и я
Слабость
«Стонет сизый голубочек...»
«Тише, ласточка болтлива!...»
Стихи 1793 г.
«Без друга и без милой...»
Жаворонок с детьми и Земледелец
К Ф. М. Дубянскому, сочинившему музыку на песню «Голубок»
«Ну, всех ли, милые мои, пересчитали?...»
Стансы к Н. М. Карамзину
Чижик и Зяблица
Стихи 1794 г.
«Ах, когда бы в древни веки...»
«Видел славный я дворец...»
Воздушные башни
Глас патриота на взятие Варшавы
Ермак
Искатели Фортуны
К Волге
К Г. Р. Державину
«Коль надежду истребила...»
«Лети, корабль, в свой путь с Виргилием моим...»
Надпись к портрету Н. А. Бекетова
«Он дома - иль Шолье, иль Юм, или Платон...»
Причудница
«Служитель муз, хочу я истины воспеть...»
Чужой толк
Стихи 1795 г.
«Ай, как его ужасен взор!...»
Блаженство
«Возможно ль, как легко по виду ошибиться!...»
«Всех цветочков боле...»
«Дамон! Кто бытию всевышнего не верит...»
Два голубя
Два друга
«Дельфира! вот стихи, которых ты желала...»
Дуб и Трость
«Завидна, - я сказал, - Терситова судьбина...»
«Задумчива ли ты, смеешься иль поешь...»
Заяц и Перепелиха
Истукан и Лиса
К приятелю
К Ю. А. Нелединскому-Мелецкому
«Когда и дружество струило слез потоки...»
«О любезный, о мой милый!...»
Ода П. П. Бекетову
Орел, Кит, Уж и Устрица
Освобождение Москвы
«По чести, от тебя не можно глаз отвесть...»
«Пой, скачи, кружись, Параша!...»
Послание к Н. М. Карамзину
«Пускай кто многими землями обладает...»
Старик и трое молодых
Стихи на игру господина Геслера, славного органиста
Стихи по просьбе одной матери - на двух ее детей
«Юность, юность! веселися...»
Стихи 1796 г.
«Любезного и прах останется ль безвестным?...»
Ночь
«Обманывать и льстить ...»
Сонет
Ф. М. Дубянскому
«Что с тобою, ангел, стало?...»
«Я моськой быть желаю...»
Стихи 1797 г.
«В надежде будущих талантов...»
«Глядите: вот Ефрем, домовый наш маляр!...»
Желания
К Венериной статуе
Кокетка и Пчела
Ласточка и птички
Мадригал девице, которая спорила со мною, что мужчины счастливее женщин
Надпись к портрету Ивана Ивановича Шувалова
«О дом, воздвигнутый Голицыным для псов!...»
Подражание Петрарку
Послание к Аркадию Ивановичу Толбугину
Преложение 49-го Псалма
«Что мне об ней сказать?...»
Шарлатан
Стихи 1798 г.
А. Г. Севериной в день ее рождения
«Возьмите, боги, жизнь, котору вы мне дали!...»
К графу Н. П. Румянцеву
«Ну, видел спуск я трех шаров!...»
«О радость! дайте, дайте лиру...»
Послание от английского стихотворца Попа к доктору Арбутноту
Совесть
Экспромт
Стихи 1799 г.
В. А. Воейкову
Стихи 1800 г.
К друзьям моим
Магнит и Железо
Стихи 1801 г.
На случай од, сочиненных в Москве в коронацию
Надпись к портрету древнего русского историка Нестора
Песнь на день коронования его императорского величества государя императора Александра Первого
Стихи 1802 г.
Воспитание Льва
Каретные лошади
Летучая рыба
Петух, Кот и Мышонок
Царь и два Пастуха
Стихи 1803 г.
Амур и Дружба
Башмак, мерка равенства
Близнецы
В. И. С.
Грусть
Дряхлая старость
Загадка
«Здесь бригадир лежит, умерший в поздних летах...»
Змея и Пиявица
И. Ф. Богдановичу
История любви
К Маше
К портрету Г. Р. Державина
К портрету М. М. Хераскова
К портрету Н. М. Карамзина
К портрету П. И. Шаликова
«Какой ужасный, грозный вид!...»
Книга «Разум»
«Кто б ни был ты, пади пред ним!...»
Мадригал
Молитвы
Мышь, удалившаяся от света
На смерть Ипполита Федоровича Богдановича
Надгробие И. Ф. Богдановичу, автору «Душеньки»
Надпись к портрету князя Италийского
Нищий и Собака
Осел, Обезьяна и Крот
Пародия на слова
Пародия на Шаликову эпитафию И. Богдановичу
Придворный и Протей
Признание
Путешествие
Ружье и Заяц
«Смейтесь, смейтесь, что я щурю...»
Спор на Олимпе
Супружняя молитва
«Увы, - Дамон кричит, - мне Нина неверна!...»
«Чей это, боже мой, портрет?...»
Эпитафия эпитафиям
«Я разорился от воров!...»
Стихи 1804 г.
На журнал «Новости литературы»
Стихи 1805 г.
Амур, Гимен и Смерть
«Бард безымянный! тебя ль не узнаю?...»
«Без имя Рифмодей глумился сколько мог...»
Воробей и Зяблица
«Все ли, милая пастушка...»
Горесть и скука
Два Веера
Две Лисы
Дитя на столе
Дон-Кишот
Калиф
Кот, Ласточка и Кролик
«Кто как ни говори, а Нина бесподобна!...»
Лебедь и Гагары
Лев и Комар
Лиса-проповедник
Люблю и любил
Людмила
Месяц
Мудрец и Поселянин
Муха
На журналы
На случай подарка от неизвестной
Объявление от издателей о журнале на будущий год
Орел и Змея
Осел и Кабан
Отец с сыном
Полевой цветок
«Поэт Оргон, хваля жену не в меру...»
«Прохожий, стой! во фрунт! скинь шляпу и читай...»
Пчела и Муха
Разбитая скрипка
Размышление по случаю грома
Слепец и расслабленный
Смерть и Умирающий
Стансы
Старинная любовь
Суп из костей
Три Льва
Филемон и Бавкида
Часовая стрелка
Человек и Конь
Человек и Эхо
«Что легче перышка?...»
Стихи 1806 г.
Амур в карикатуре
Будочник
«Нахальство, Аристарх, таланту не замена...»
«Не понимаю я, откуда мысль пришла...»
Стихи 1807 г.
«О, тяжкой жизни договор!...»
«Подзобок на груди и, подогнув колена...»
Стихи 1809 г.
Эпитафия князю А. М. Белосельскому-Белозерскому
Стихи 1810 г.
Бык и Корова
Верблюд и Носорог
К альбому кн. Н. И. Куракиной
Мадекасская пленница
Орел и Каплун
План трагедии с хорами
«Пловец под тучею нависшей...»
Рысь и Крот
Сверчки
Слон и Мышь
Стихи в альбом Е. С. Огаревой
Стихи 1812 г.
К портрету графа Витгенштейна
Стихи 1818 г.
Бобр, Кабан и Горностай
История
Стихи 1821 г.
Дети и мыльные пузыри
Стихи 1822 г.
В альбом Шимановской
Подражание 136-му Псалму
Стихи 1824 г.
Богач и Поэт
Орел и Филин
Подснежник
Репейник и Фиалка
Светляк и Змея
Собака и Перепел
Стихи 1825 г.
Слепец, собака его и Школьник
Стихи 1826 г.
Автор и критика
Беспечность Поэта
Два врача
Две молитвы
Деревцо
Дух смирения
Еж и Мышь
Желание и Страх
Жертвенник и Правосудие
Змея и Птицелов
Каменная Гора и водяная Капля
Клевета
Ком земли
Курица и Утята
Лев и Волк
Львиное право
Мартышка и Лиса
Мщение Пчелы
Мыльный Пузырек
Мячик
Надпись к портрету лирика
Невинность и Живописец
Ниспроверженный Истукан
Орел и Коршун
Осел и Выжлица
Ошибка Чижа
Павлин
Песнь Лебедя
Плод
Плоды мудрого правления
Порок и Добродетель
Преступления
Прохожий и Пчела
Равновесие
Роза и Шмель
Садовая Мышь и кабинетская Крыса
Своенравная Лиса
Скорбь и Фортуна
Узда и Конь
Утопший Убийца
Хлеб и Свечка
Цвет и Плод
Чадолюбивая мать
Челнок без весла
Человек, Обезьяна, Червь и яблоко
Черепаха
Чужеземное растение
Стихи 1827 г.
В. В. Измайлову
На кончину Веневитинова
Плавание
Стихи 1828 г.
Эпитафия попугаю
Стихи 1831 г.
«Была пора, питомец русской славы...»
Стихи 1836 г.
В альбом г-жи Иванчиной-Писаревой

Иван Дмитриев

Чужой толк


"Что за диковинка? лет двадцать уж прошло,
Как мы, напрягши ум, наморщивши чело,
Со всеусердием все оды пишем, пишем,
А ни себе, ни им похвал нигде не слышим!
Ужели выдал Феб свой именной указ,
Чтоб не дерзал никто надеяться из нас
Быть Флакку, Рамлеру и их собратьи равным
И столько ж, как они, во песнопеньи славным?
Как думаешь?.. Вчера случилось мне сличать
И их и нашу песнь: в их... нечего читать!
Листочек, много три, а любо, как читаешь -
Не знаю, как-то сам как будто бы летаешь!
Судя по краткости, уверен, что они
Писали их резвясь, а не четыре дни;
То как бы нам не быть еще и их счастливей,
Когда мы во сто раз прилежней, терпеливей?
Ведь наш начнет писать, то все забавы прочь!
Над парою стихов просиживает ночь,
Потеет, думает, чертит и жжет бумагу;
А иногда берет такую он отвагу,
Что целый год сидит над одою одной!
И подлинно уж весь приложит разум свой!
Уж прямо самая торжественная ода!
Я не могу сказать, какого это рода,
Но очень полная, иная в двести строф!
Судите ж, сколько тут хороших есть стишков!
К тому ж, и в правилах: сперва прочтешь вступленье,
Тут предложение, а там и заключенье -
Точь-в-точь как говорят учены по церквам!
Со всем тем нет читать охоты, вижу сам.
Возьму ли, например, я оды на победы,
Как покорили Крым, как в море гибли шведы;
Все тут подробности сраженья нахожу,
Где было, как, когда, - короче я скажу:
В стихах реляция! прекрасно!.. а зеваю!
Я, бросивши ее, другую раскрываю,
На праздник иль на что подобное тому:
Тут найдешь то, чего б нехитрому уму
Не выдумать и ввек: зари багряны персты,
И райский крин, и Феб, и небеса отверсты!
Так громко, высоко!.. а нет, не веселит,
И сердца, так сказать, ничуть не шевелит!"

Так дедовских времен с любезной простотою
Вчера один старик беседовал со мною.
Я, будучи и сам товарищ тех певцов,
Которых действию дивился он стихов,
Смутился и не знал, как отвечать мне должно;
Но, к счастью - ежели назвать то счастьем можно,
Чтоб слышать и себе ужасный приговор, -
Какой-то Аристарх с ним начал разговор.

"На это, - он сказал, - есть многие причины;
Не обещаюсь их открыть и половины,
А некоторы вам охотно объявлю.
Я сам язык богов, поэзию, люблю.
И нашей, как и вы, утешен так же мало;
Однако ж здесь, в Москве, толкался я, бывало,
Меж наших Пиндаров и всех их замечал:
Большая часть из них - лейб-гвардии капрал,
Асессор, офицер, какой-нибудь подьячий
Иль из кунсткамеры антик, в пыли ходячий,
Уродов страж, - народ все нужный, должностной;
Так часто я видал, что истинно иной
В два, в три дни рифму лишь прибрать едва успеет,
Затем что в хлопотах досуга не имеет.
Лишь только мысль к нему счастливая придет,
Вдруг било шесть часов! уже карета ждет;
Пора в театр, а там на бал, а там к Лиону {*},
{* Бывший содержатель в Петербурге вольных маскерадов.}
А тут и ночь... Когда ж заехать к Аполлону?
Назавтра, лишь глаза откроет, - уж билет:
На пробу в пять часов... Куда же? В модный свет,
Где лирик наш и сам взял Арлекина ролю.
До оды ль тут? Тверди, скачи два раза к Кролю {*};
{* Петербургский портной.}
Потом опять домой: здесь холься да рядись;
А там в спектакль, и так со днем опять простись!

К тому ж, у древних цель была, у нас другая:
Гораций, например, восторгом грудь питая,
Чего желал? О! он - он брал не свысока:
В веках бессмертия, а в Риме лишь венка
Из лавров иль из мирт, чтоб Делия сказала:
"Он славен, чрез него и я бессмертна стала!"
А наших многих цель - награда перстеньком,
Нередко сто рублей иль дружество с князьком,
Который отроду не читывал другова,
Кроме придворного подчас месяцеслова,
Иль похвала своих приятелей; а им
Печатный всякий лист быть кажется святым.
Судя ж, сколь разные и тех и наших виды,
Наверно льзя сказать, не делая обиды
Ретивым господам, питомцам русских муз,
Что должны быть у них и особливый вкус
И в сочинении лирической поэмы
Другие способы, особые приемы;
Какие же они, сказать вам не могу,
А только объявлю - и, право, не солгу -
Как думал о стихах один стихотворитель,
Которого трудов "Меркурий" наш, и "Зритель" {*},
{* Петербургские журналы.}
И книжный магазин, и лавочки полны.
"Мы с рифмами на свет, - он мыслил, - рождены;
Так не смешно ли нам, поэтам, согласиться
На взморье в хижину, как Демосфен, забиться,
Читать да думать все, и то, что вздумал сам,
Рассказывать одним шумящим лишь волнам?
Природа делает певца, а не ученье;
Он не учась учен, как придет в восхищенье;
Науки будут все науки, а не дар;
Потребный же запас - отвага, рифмы, жар".
И вот как писывал поэт природный оду:
Лишь пушек гром подаст приятну весть народу,
Что Рымникский Алкид поляков разгромил
Иль Ферзен их вождя Костюшку полонил,
Он тотчас за перо и разом вывел: ода!
Потом в один присест: такого дня и года!
"Тут как?.. Пою!.. Иль нет, уж это старина!
Не лучше ль: Даждь мне, Феб!.. Иль так: Не ты одна
Попала под пяту, о чалмоносна Порта!
Но что же мне прибрать к ней в рифму, кроме черта?
Нет, нет! нехорошо; я лучше поброжу
И воздухом себя открытым освежу".
Пошел и на пути так в мыслях рассуждает:
"Начало никогда певцов не устрашает;
Что хочешь, то мели! Вот штука, как хвалить
Героя-то придет! Не знаю, с кем сравнить?
С Румянцевым его, иль с Грейгом, иль с Орловым?
Как жаль, что древних я не читывал! а с новым -
Неловко что-то все. Да просто напишу:
Ликуй, Герой, ликуй, Герой ты! - возглашу.
Изрядно! Тут же что? Тут надобен восторг!
Скажу: Кто завесу мне вечности расторг?
Я вижу молний блеск! Я слышу с горня света
И то, и то... А там?., известно: многи лета!
Брависсимо! и план и мысли, все уж есть!
Да здравствует поэт! осталося присесть,
Да только написать, да и печатать смело!"
Бежит на свой чердак, чертит, и в шляпе дело!
И оду уж его тисненью предают,
И в оде уж его нам ваксу продают!
Вот как пиндарил он, и все, ему подобны,
Едва ли вывески надписывать способны!
Желал бы я, чтоб Феб хотя во сне им рек:
"Кто в громкий славою Екатеринин век
Хвалой ему сердец других не восхищает
И лиры сладкою слезой не орошает,
Тот брось ее, разбей, и знай: он не поэт!"

Да ведает же всяк по одам мой клеврет,
Как дерзостный язык бесславил нас, ничтожил,
Как лирикой ценил! Воспрянем! Марсий ожил!
Товарищи! к столу, за перья! отомстим,
Надуемся, напрем, ударим, поразим!
Напишем на него предлинную сатиру
И оправдаем тем российску громку лиру.

1794

Самые популярные произведения

Муха
Петух, Кот и Мышонок
Дитя на столе
Мадекасская пленница
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты