Иван Елагин

Елагин Иван Перфильевич (30 ноября (11 декабря) 1725, с. Гречнево Пусторжеев, Псковская провинция — 22 сентября (3 октября) 1794, г. Санкт-Петербург) — русский общественный и государственный деятель, поэт, историк.

Родился Елагин в семье мелкого помещика, род Елагиных, как свидетельствуют некоторые источники, происходил от Винцетия с Елагони в селе Гречнево Пусторжеев. Шесть лет мальчик провел в Сухопутном кадетском корпусе, а затем в 1743 году служил в Невском полку в чине прапорщика. Есть сведения, что впоследствии Елагин служил писарем (либо секретарем) в Лейбкампании. Именно в это время юноша увлекся изучением западноевропейских языков. Естественные науки также небезразличны будущему поэту.

Иван Елагин занялся литературной деятельностью под сильным впечатлением от творчества Сумарокова. Впоследствии достаточно широкую известность получают его произведения «Эпистола к господину Сумарокову», «Тамира и Салим». Известны некоторые переводы Елагиным повествовательной прозы, а также многих драматургических творений западноевропейских литераторов. Признанием творческих заслуг на литературном поприще Елагина стало его включение в число первых членов Российской академии, в которой поэт выступил с важнейшими предложениями о создании словаря русского литературного языка и руководства по поэтическому и риторическому искусству.

В 1758 году царская полиция арестовала канцлера графа Бестужева-Рюмина, который подозревался в заговоре против императрицы в пользу княгини Екатерины. Государственный деятель Елагин относился к сторонникам будущей императрицы Екатерины и даже был доверенным лицом С. Понятовского. Вместе с ним, будущим польским королем, и А. Бестужевым Елагин принимал участие в заговоре. Полиция узнала об этом и сослала его в Казанскую губернию.

Когда на трон взошла Екатерина, Елагину было разрешено вернуться из места ссылки в Петербург. Князья Орловы, которые входили в ближайшее окружение императрицы, не одобряли ее решения, так как относились к Елагину недоброжелательно. Тем не менее Екатерина простила сосланного деятеля и жаловала ему всяческие почести за его преданность. При дворе Елагин занимал должность при екатерининских «делах у принятия челобитен». Также императрица назначила его членом дворовой канцелярии и одним из членов комиссии о соли и вине. Впоследствии Елагин станет заведующим по дворовым спектаклям и музыке.

Иван Елагин сделал потрясающую карьеру при дворе. Спустя некоторое время Екатерина жаловала своему подданному должность сенатора, а впоследствии обер-гофмейстера. Эта должность стала пиком его карьеры. Современники отмечали, что как государственный деятель при дворе Елагин был человеком умным и просвещенным. Екатерина с удовольствием отмечала про него, «что он хорош без пристрастия».

Елагин был очень близок с императорской семьей и даже сделался приближенным юного наследника престола Павла Петровича и, как и А. Сумароков, частым гостем в его покоях.

Самой яркой, богатой и плодотворной стороной деятельности поэта было управление драматическими заведениями в Петербурге и по всей России. Императорским указом Елагин был назначен директором театров в Российской империи и прослужил в этой должности с 1766 по 1779 год. За это время был организован русский публичный театр (предположительно в 1774 году), по проекту помощника Елагина В. Бибикова в 1779 году было основано Высшее театральное училище. Елагин отправил за границу И. Дмитриевского, чтобы тот набрал для российских театров первоклассных французских актеров. Был также заложен Большой театр в городе Коломне. Елагин заботился о хозяйственной части театра, которая под его управлением была приведена в блестящее состояние. Роскошь постановок была несомненной.

Неожиданная отставка Елагина часто обсуждалась в высших кругах. Зачастую она объяснялась анекдотическими подробностями, которые Д. Бантыш-Каменский почерпнул из рассказов князя Голицына. Совершенно иную трактовку причин отставки описывает барон Дризен в своей работе «Е.П. Елагин», которая увидела свет в октябре 1893 года в издании «Русская старина».

Елагин сыграл колоссальную роль в русском масонстве, членом которого был на протяжении всей жизни. Именно это, по некоторым данным, стало причиной императорской опалы. В Петербургской масонской ложе английского типа, которая была открыта в 1770 году, Елагин был одним из первых, кто получил почетное звание великого Мастера. В 1777 году он принимал участие в становлении шведской системы в среде русского масонства. Система получила название «строгого наблюдения». Какое-то время Елагин увлекался тайными науками и был искренним адептом графа Калиостро. Поэт был автором любопытной заметки о русском масонстве и этом явлении вообще, которая была опубликована в 1864 году.

Вклад Ивана Перфильевича Елагина в российскую историю значителен. Как человек широких знаний, он добился крупных успехов на государственной службе при дворе, долгое время стоял во главе Российской академии. Являясь видным фаворитом императрицы Екатерины, Елагин помогал ей осваивать азы стихосложения и писательства. Он прославился как весьма незаурядный писатель, автор острых сатир, глубоких лирических произведений и талантливый переводчик с французского языка. Перу Елагина принадлежит труд «Опыт повествования о России» — один из первых крупных трактатов, которые были посвящены национальной истории. Елагин дослужился до статского советника и обер-гофмейстера, имел множество тысяч душ крепостных.

Тем не менее, несмотря на все заслуги Елагина, даже в советских книгах к перечислению его достоинств нередко добавлялось слово «масон». Представляя собой человека выдающихся знаний, он даже в российском масонстве был одним из крупнейших деятелей, стоявшем у истоков создания в России масонской ложи.

Официально, как свидетельствуют некоторые источники, к масонству поэт и переводчик Елагин примкнул в 1750 году, отчасти из любопытства, отчасти из-за стремления познать его тайны. Однако, не увидев в масонстве ничего, кроме ритуальной напыщенности, довольно скоро к нему охладел. Последующим увлечением Елагина была деятельность французских энциклопедистов-просветителей, и в отношении которых он испытал разочарование. Изучение французских философов должно было несколько умерить религиозный пыл, а фактически возымело совершенно противоположный эффект. Поэт стал задумываться о вопросах мироздания, извечных проблемах добра и зла, скрытых в мире тайнах бытия. Именно поэтому возвращение Елагина в ложу было предсказуемо. Здесь он стал искать ответы на вопросы, искать общения с людьми, которые «состарились в масонстве». В 60-е годы XVIII века Елагин познакомился с английским каменщиком, который открыл ему истину: тайны мироздания знают только английские масоны, которые хранят их в ложе в Лондоне. 

Это не могло не вдохновить Елагина, превратившегося в фанатичного масона. Он посетил несколько лож, в которых его быстро заметили. К этому времени относятся его тесные контакты с Великой лондонской ложей. В ней в 1767 году Елагин получил долгожданный патент, разрешение на деятельность в семи степенях Новоанглийского ритуала. Этот патент подписал тогдашний Мастер Великой ложи Бофорт. Когда в 1771 году в Россию приехал отставной гофмейстер фон Рейхель, он организовал в Петербурге ложу, которая стала носить название «Аполлон». Масонская ложа работала по шведско-берлинской системе, так называемой Циннендорфской. Здесь было много иностранцев. Позиция Елагина привлекала масона, именно поэтому в среде петербургского света он постарался склонить деятеля на свою сторону.

Действовал Рейхель столь активно, что англичане были весьма встревожены. Вскоре они соглашаются с открытием в России первой Великой русской ложи. Она была организована 26 февраля 1772 года, а Елагина в ней стали называть «Провинциальным Мастером всех и для всех русских». Великая ложа имела право сама выдавать патенты, без разрешения из Лондона. Таким образом, в России появилась национальная масонская система. На русскую почву было перенесено Учение вольных каменщиков. Несмотря на финансовые трудности, в которых оказались ложи Циннендорфской системы, в России 1774 году возникают ложи «Латона», «Горус», «Немезида».

В 1776 году елагинские и рейхлевские ложи объединились, масонство в России приобрело целостную структуру. Спустя восемь лет совместная деятельность лож прекратилась. Ложи Елагина возобновили деятельность через два года, но в 1786 году московские масоны стали преследоваться. Основой для лож продолжал оставаться труд Елагина «Учение древнего любомудрия». В нем автор собрал наиболее ценную информацию о русском масонстве.

Елагин продолжал быть соратником императрицы по многим ее литературным произведениям. Для императорского двора он слагал стихотворения, драматические постановки и многое другое. Елагин сделал перевод первой и четвертой глав «Велизария» Мармонтелева, который императрица переводила в 1767 году. Существуют сведения, что Елагин некогда перевел для Екатерины комедии Детуша. Также исследователи спорят, относится ли неизданный перевод французской комедии «Jean de France», которая была поставлена в 1765 году, к перу Елагина. Он считался одним из главных родоначальников славянофильства, писал порою практически по-славянски. В период с 1763 по 1769 год в должности секретаря при Елагине служил Фонвизин. Он очень много вобрал в своем творчестве от своего наставника. Как и Елагин, Фонвизин любил славянские слова и «каданзированную прозу».

О Елагине писали С. Жихарев (в «Отечественных записках», 1856), Д. Бантыш-Каменский (в «Словаре достопамятных русских людей», 1847), С. Порошин (в «Записках»), Пекарский (в «Материалах для […] Екатерины II»).

«Славянское» направление Елагина на склоне лет с новой силой выразилось в его труде «Опыт повествования о России», в котором имеются исторические данные вплоть до 1389 года. Тем не менее с научной точки зрения приемы «Опыта» довольно наивны и не выдерживают самой щадящей критики. Вообще, в последние годы своей жизни Елагин много занимался историческими трудами, активно сотрудничал в литературной организации графа Мусина-Пушкина. При хорошей поддержке ее членов к 1793 году Елагин успел подготовить 8 частей (22 книги) своего труда «Опыт повествования о России». Из них в начале XIX века была опубликована только первая часть (3 книги). Изначально задуманная как дополнение к «Истории Российской», написанной В. Татищевым на основе хронологического материала «Записок касательно российской истории», работа Елагина создавалась под воздействием трудов И. Болтина. В определенной мере она противостоит точке зрения М. Щербатова.

В основу сочинения Елагина легли ранее печатавшиеся, а также еще неопубликованные исторические источники, включая собственные. Седьмая часть труда «Опыт», сохранившаяся до нынешних времен в трех списках: авторском, черновом писарском с авторской правкой и конечном писарском, создавалась в течение января 1788 — мая 1790 года. Описывая состояние России после того, как пало ордынское иго, Елагин среди прочих источников ссылается на манускрипт из «книгохранительницы» руки Мусина-Пушкина. Он утверждал, что данный манускрипт вмещал в себя «похвальное слово» Великому Игорю (в некоторых вариантах Святославовичу, в иных Ольговичу).

Елагин приводит цитату из «Слова» о нынешнем Игоре и старом Владимире и отмечает, что похвальный лист наполнен «всевозможныя риторские красоты». Эта цитата дана им в качестве характеристики поэмы. Она относится к самым ранним из тех, что нынче известны, свидетельств бытования древнерусского памятника в рукописном материале Мусина-Пушкина. Члены организации Мусина-Пушкина, тотчас же после открытия памятника, по праву отнесли поэму и к историческим источникам, и к самобытным литературным произведениям. Елагин оценил культурное значение памятника, поставив «Слово» в общий контекст развития древнерусской культуры. Оно является опровержением несправедливых суждений о невысоком уровне культуры древнерусского общества. Елагин постарался придать литературному памятнику патриотическую тональность, а также определиться с его жанровой природой как похвального слова.

Работа Елагина со списком и оригиналом поэмы явила собой наиболее ранний серьезный этап деятельности кружка Мусина-Пушкина по подготовке к опубликованию памятника. Именно поэтому столь затруднительно было определиться с датировкой произведения и обозначить героя, к которому обращено «Слово».


Иван Елагин
Иван Елагин
[30 ноября 1725 - 22 сентября 1794]
Помогите библиотеке
Помощь библиотеке
Об авторе
Биография
Иван Елагин
Подписывайтесь

Стихи и поэты.
людям нравится
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Реклама
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты