Стихи
В пути
Молитва
На музыкальной репетиции
Панургова муза
Перед ужином
Послание четвертое
После посещения одного «Литературного общества»
Трубочист
Читатель
«Я конь, а колено — седельце...»
Стихи 1905 г.
Чепуха
Стихи 1906 г.
В редакции толстого журнала
До реакции
Жалобы обывателя
Словесность
Стихи 1907 г.
Kinderbalsam
В немецкой Мекке
В ожидании ночного поезда
«Все в штанах, скроённых одинаково...»
Осень в горах
Стихи 1908 г.
Бессмертие
В гостях
Желтый дом
Зеркало
Интеллигент
Опять
Переутомление
Песня о поле
Потомки
Споры
Стихи 1909 г.
1909
В башкирской деревне
Вешалка дураков
Городская сказка
Два желания
Два толка
Искатель
Крейцерова соната
Критику
Лаборант и медички
Ламентации
Мясо
На вербе
На петербургской даче
Недержание
Недоразумение
Новая цифра
Ночная песня пьяницы
Обстановочка
Отбой
Отъезд петербуржца
Пасхальный перезвон
Под сурдинку
Пробуждение весны
Служба сборов
Смех сквозь слезы
Стилизованный осел
Экспромт
Стихи 1910 г.
Ins Grune
Амур и Психея
Анархист
Больному
Виленский ребус
Всероссийское горе
Городской романс
Диета
Европеец
Жизнь
Из Флоренции
Колыбельная (Мать уехала...)
Культурная работа
Любовь не картошка
Мухи
На открытии выставки
Нетерпеливому
Окраина Петербурга
Пошлость
Прекрасный Иосиф
Простые слова
Сиропчик
Совершенно веселая песня
Утром
Честь
Стихи 1911 г.
«В облаках висит луна...»
«За чаем болтали в салоне...»
«Печаль и боль в моем сердце...»
Штиль
«Этот юноша любезный...»
Стихи 1912 г.
«Жестокий бог литературы!..»
Рождение футуризма
Стихи 1913 г.
Апельсин
В Александровском саду
Дурак
«Если летом по бору кружить...»
«Любовь должна быть счастливой...»
На Невском ночью
Наконец!
Стихи 1914 г.
В операционной
Привал
Сестра
Стихи 1916 г.
На поправке
Стихи 1920 г.
Весна на Крестовском
Мандола
«На миг забыть - и вновь ты дома...»
«Прокуроров было слишком много!..»
«Тех, кто страдает гордо и угрюмо...»
Стихи 1921 г.
Воробей
Стихи 1922 г.
Аисты
«Ах, зачем нет Чехова на свете!..»
Бал в женской гимназии
«Грубый грохот Северного моря...»
Кухня
Утешение (Жизнь бесцветна?..)
Стихи 1923 г.
«Здравствуй, Муза! Хочешь финик?..»
Мираж
Стихи 1927 г.
Мой роман
Стихи 1930 г.
В метро
Предпраздничное
Пустырь
У Сены
Стихи 1932 г.
В угловом бистро
Любовь
На пустыре
Пластика
Солнце
Уличная выставка

Саша Чёрный

В немецкой Мекке

Немцы надышали в крошечном покое.
Плотные блондины смотрят сквозь очки.
Под стеклом в витринах тлеют на покое
Бедные бессмертные клочки.

Грязный бюст из гипса белыми очами
Гордо и мертво косится на толпу,
Стены пропитались вздорными речами —
Улица прошла сквозь львиную тропу...

Смотрят с каталогом на его перчатки.
На стенах — портретов мертвое клише,
У окна желтеет жесткою загадкой
Гениальный череп из папье-маше.

В угловом покое тихо и пустынно
(Стаду интересней шиллеровский хлам).
Здесь шагал титан по клетке трехаршинной
И скользил глазами по углам.

Нищенское ложе с рваным одеялом.
Ветхих, серых книжек бесполезный ряд.
Дряхлые портьеры прахом обветшалым
Клочьями над окнами висят.

У стены грустят немые клавикорды.
Спит рабочий стол с чернильницей пустой.
Больше никогда поющие аккорды
Не родят мечты свободной и простой...

Дочь привратницы с ужасною экземой
Ходит следом, улыбаясь, как Пьеро.
Над какою новою поэмой
Брошено его гусиное перо?

Здесь писал и умер Фридрих Шиллер...
Я купил открытку и спустился вниз.
У входных дверей какой-то толстый Миллер
В книгу заносил свой титул и девиз...

2. Дом Гёте2

Кто здесь жил — камергер, Дон Жуан иль патриций,
Антикварий, художник, сухой лаборант?
В каждой мелочи — чванство вельможных традиций
И огромный, пытливый и зоркий талант.

Ордена, письма герцогов, перстни, фигуры,
Табакерки, дипломы, печати, часы,
Акварели и гипсы, полотна, гравюры,
Минералы и колбы, таблицы, весы...

Маска Данте, Тарквиний и древние боги,
Бюстов герцогов с женами — целый лабаз.
Со звездой, и в халате, и в лаврах, и в тоге —
Снова Гёте и Гёте — с мешками у глаз.

Силуэты изысканно-томных любовниц,
Сувениры и письма, сухие цветы —
Всё открыто для праздных входящих коровниц
До последней интимно-пугливой черты.

Вот за стеклами шкафа опять панорама:
Шарф, жилеты и туфли, халат и штаны.
Где же локон Самсона и череп Адама,
Глаз медузы и пух из крыла Сатаны?

В кабинете уютно, просторно и просто,
Мудрый Гёте сюда убегал от вещей,
От приемов, улыбок, приветствий и тостов,
От случайных назойливо-цепких клещей.

В тесной спаленке кресло, лекарство и чашка.
«Больше света!» В ответ, наклонившись к нему,
Смерть, смеясь, на глаза положила костяшки
И шепнула: «Довольно! Пожалуйте в тьму...»

В коридоре я замер в смертельной тревоге —
Бледный Пушкин3, как тень, у окна пролетел
И вздохнул: «Замечательный домик, ей-богу!
В Петербурге такого бы ты не имел».

3. На могилах

Гёте и Шиллер на мыле и пряжках,
На бутылочных пробках,
На сигарных коробках
И на подтяжках...
Кроме того — на каждом предмете:
Их покровители,
Тетки, родители,
Внуки и дети.
Мещане торгуют титанами...
От тошных витрин, по гранитным горбам,
Пошел переулками странными
К великим гробам.

Мимо групп фабрично-грустных
С сладко-лживыми стишками,
Мимо ангелов безвкусных
С толсто-ровными руками
Шел я быстрыми шагами —
И за грядками нарциссов,
Между темных кипарисов,
Распростерших пыльный креп,
Вырос старый, темный склеп.

Тишина. Полумрак.
В герцогском склепе немец в дворцовой фуражке
Сунул мне в руку бумажку
И спросил за нее четвертак.
«За что?» — «Билет на могилу».
Из кармана насилу-насилу
Проклятые деньги достала рука!
Лакей небрежно махнул на два сундука:
«Здесь покоится Гёте, великий писатель,—
Венок из чистого золота от франкфуртских женщин.
Здесь покоится Шиллер, великий писатель,—
Серебряный новый венок от гамбургских женщин.
Здесь лежит его светлость
Карл-Август с Софией-Луизой,
Здесь лежит его светлость
Франц-Готтлиб-Фридрих-Вильгельм...»
Быть может, было нелепо

Бежать из склепа,
Но я, не дослушав лакея, сбежал,—
Там в склепе открылись дверцы
Немецкого сердца:
Там был народной славы торговый подвал!

Самые популярные произведения

Молитва
Дневник Фокса Микки
Из Флоренции
Рождение футуризма
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты