Всеволод Багрицкий

Багрицкий Всеволод Эдуардович (1922, Одесса — 26 февраля 1942, Дубовик Ленинградской области) — русский советский писатель, поэт, журналист.

Всеволод Багрицкий родился в 1922 году в Одессе. Его отец — известный поэт, переводчик и драматург, Эдуард Георгиевич Багрицкий, автор таких произведений, как «Птицелов», «Дума про Опанаса», «Смерть пионерки», «Последняя ночь» и неоднократно положенного на музыку стихотворения «Контрабандисты». Отец Всеволода, или Севы, как его называли близкие и друзья, отличался особенной нелюбовью к канцелярским вопросам и озаботился получением свидетельства о рождении сына лишь когда тому пришло время поступать в школу. В связи с этим точная дата рождения Всеволода Багрицкого неизвестна.

Первые годы жизни Севы прошли в Одессе в далеко не богатой обстановке. Достаток его родителей был более чем скромным, и, стремясь сэкономить, они снимали чердаки или подвалы. Однажды, будучи совсем маленьким, Всеволод был похищен соседями Багрицких — те, не зная о том, что на чердаке кто-то проживает, услышали крики ребенка и, не увидев около него взрослых, решили, что это подкидыш и забрали себе. К счастью, инцидент достаточно быстро разрешился и ребенок был возвращен родителям.

Поддавшись на уговоры В. Катаева, в 1926 году Эдуард Багрицкий отправился покорять Москву и, сделав это с легкостью, вскоре забрал в Кунцево жену с сыном. В детстве Всеволод Багрицкий был очень живым и подвижным, даже хулиганистым мальчиком, своими проделками он наводил ужас на гостей, не стеснялся спорить с часто бывавшими у них дома поэтами, а тех, кто ему не нравился, исподтишка обрызгивал чернилами.

Несмотря на некоторую эгоистичность в бытовом отношении, Эдуард Багрицкий очень любил сына и многие из его произведений посвящены отпрыску: «Папиросный коробок», «Разговор с сыном», «Всеволоду». Особенно трогательно звучат написанные им в 1927 году строки «Я знаю, ты с чистою кровью рожден, / Ты встал на пороге веселых времен!»

Именно отец привил маленькому Севе любовь к поэзии и поддержал его первые пробы пера, которые Багрицкий-младший начал предпринимать в весьма юном возрасте. К сожалению, самые ранние его творения не сохранились, но зато школьная поэзия Всеволода, записанная в рукописном журнале, стала достоянием потомков.

Как и многие его современники, Всеволод Багрицкий еще в детстве познал боль утраты: в феврале 1934 года от обострившейся астмы умер его отец, в 1936 году был арестован близкий ему дядя В. Нарбут, а в 1937 — мать Лидия Густавовна, обращавшаяся в прокуратуру с протестами против ареста Нарбута. Тогда же свел счеты с жизнью друг и двоюродный брат Севы И. Росинский. Таким образом, 15-летний юноша остался один, на попечении домработницы Маняши. Но тяготы не сломили гордого мальчика: он продолжил свое обучение в школе, был принят в комсомол, не забросил поэзию и даже устроился на должность литконсультанта в «Пионерскую правду» (1938–1938 гг.)

В 1939 году, после двухлетней разлуки, Всеволоду Багрицкому разрешили увидеться с матерью. Возвращаясь в Москву после свидания, он написал полные душевной тоски и боли строки: «Облака пролетают, тая, / Я хотел их остановить. / Наша жизнь такая плохая, / Что не стоит о ней говорить».

Зимой 1939–1940 года Багрицкий присоединился к творческому коллективу молодежного театра. В тот период театром руководили В. Плучек и А. Арбузов. Совместно с сотрудниками театра Всеволод Багрицкий написал пьесу «Город на заре», позже совместно с А. Галичем и И. Кузнецовым работал над написанием пьесы «Дуэль». Окончив школу, Багрицкий приступил к учебе в Государственной театральной студии. Тогда же он женился на скромной и хорошей, как о ней отозвалась Маша Брагина, девушке Марине. Но молодые не сошлись характерами и довольно скоро развелись.

Кроме пьес, Всеволодом Багрицким были написаны стихи на лирическую, а позднее и на военную тематику: «Ожидание», «Дорога в жизнь», «Баллада о дружбе», «Одесса, город мой» и многие другие.

Начавшаяся в 1941 году война оборвала последние ниточки с близкими ему людьми — была прекращена переписка с матерью и многие из его друзей уехали в эвакуацию. Сам же Багрицкий не спешил следовать их примеру, со всей страстностью своей натуры он стремился попасть на фронт, но, несмотря на рвение, по состоянию здоровья (сильная близорукость) был освобожден от воинской службы. В это нелегкое время Всеволодом были написаны строки: «Стал я спокойнее и мудрее, / Стало меньше тоски, / Все-таки предки мои, евреи, / Были умные старики».

Получив отказ, молодой поэт не собирался сдаваться и, следуя примеру некоторых из своих приятелей, 6 декабря 1941 года написал заявление в Политуправление РККА, в котором высказал просьбу о принятии его во фронтовую печать. В этот раз просьба Багрицкого была удовлетворена: он получил назначение в армейскую газету «Отвага» Второй ударной армии Волховского фронта, которая с юга направлялась на освобождение осажденного Ленинграда. Таким образом, 23 декабря 1941 года Багрицкий отправился на фронт, где вел жизнь рядового армейского журналиста: ходил в немецкий тыл и писал стихи и статьи. Служить Всеволоду было легко, наученный стойкости, он легко переносил все тяготы армейской жизни, все время находился на фронте, следил за проведением боевых действий, а в редакции газеты появлялся только для сдачи очередной статьи.

Воюя, Багрицкий твердо верил в победу Красной армии над фашизмом, об этом недвусмысленно говорят строки написанного с фронта письма матери: «Наша победа надолго освободит мир от самого страшного злодеяния войны».

К сожалению, военная карьера Багрицкого продлилась всего два месяца — 26 февраля 1941 года его не стало. Выполняя задание редакции газеты «Отвага», он отправился в деревню Дубовик (Чудово, Ленинградская область), чтобы записать рассказы летчика, который на днях сбил два немецких истребителя. В это время началась бомбежка, и оба они погибли. Очевидно, смерть поэта наступила мгновенно — осколком ему пробило позвоночник. На следующий день, 27 февраля, мертвого Всеволода Багрицкого привезли в часть. При нем была также пробитая осколками полевая сумка, в которой обнаружили тетрадь стихов и последнее письмо матери.

Похоронили поэта Всеволода Багрицкого недалеко от места гибели, около деревни Сенная Кересть. Могила поэта расположена на опушке леса, на пересечении двух рожденных войной дорог, под раскидистой сосной, на которой фронтовым художником Вучетичем была вырезана надпись «Воин-поэт Всеволод Багрицкий. Убит 26 февраля 1942 года».

Мать поэта еще долго ничего не знала о судьбе единственного сына. Позднее были найдены письма, в которых она выражает свое крайнее беспокойство отсутствием известий от Всеволода: «Я боюсь, что больше никогда не увижу тебя». Как оказалось, материнское сердце не подвело.

Книга стихов молодого талантливого поэта была издана лишь 22 года спустя, в 1964, благодаря стараниям матери, Лидии Багрицкой, и Елены Боннер, жены академика А. Сахарова. Но вскоре из-за начавшейся травли Сахарова книга стала большой редкостью. Пробитая осколком снаряда сумка была завещана родному для Багрицкого городу Одессе, и сегодня поклонники таланта поэта могут увидеть ее в посвященной поэту витрине Литературного музея.


Всеволод Багрицкий
Всеволод Багрицкий
[1922 - 26 февраля 1942]
Помогите библиотеке
Помощь библиотеке
Биография
Краткая биография
Подписывайтесь

Стихи и поэты.
людям нравится
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Реклама
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты