Стихи
«... И на этом сквозняке...»
«...А там мой мраморный двойник...»
«А тебе еще мало по-русски...»
Без названия
В лесу
«Веет ветер лебединый...»
«Вот и доспорился яростный спорщик...»
Вступление
Дорожная, или Голос из темноты
«За меня не будете в ответе...»
Застольная
«И в памяти черной пошарив, найдешь...»
«И город древен, как земля...»
«И отнять у них невозможно...»
«И слава лебедью плыла...»
«И яростным вином блудодеянья...»
Имя
К стихам
Любовная
«Мне, лишенной огня и воды...»
«Молитесь на ночь, чтобы вам...»
«На Казанском или на Волковом...»
«Не лирою влюбленного...»
«Недуг томит три месяца в постели...»
«Нет, это не я, это кто-то другой страдает...»
«Оставь, и я была как все...»
Отрывок
Памяти Александра Блока
«По аллее проводят лошадок...»
«Покинув рощи родины священной...»
«Пора забыть верблюжий этот гам...»
Почти в альбом
«Прав, что не взял меня с собой...»
«Пришли и сказали: «Умер твой брат»...»
«Пусть даже вылета мне нет...»
Распятие
«Семь тысяч и три километра...»
«Скучно мне оберегать...»
«Тихо льется тихий Дон...»
«Узнала я, как опадают лица...»
Учитель
«Щели в саду вырыты...»
«Я подымаю трубку - я называю имя...»
«Я с тобой, мой ангел, не лукавил...»
Стихи 1904 г.
Лилии
«Над черною бездной с тобою я шла...»
Стихи 1905 г.
«О, молчи! от волнующих страстных речей...»
Стихи 1906 г.
Париж
«Ты к морю пришел, где увидел меня...»
«Я умею любить...»
Стихи 1907 г.
«На руке его много блестящих колец...»
Стихи 1908 г.
«Улыбнулся, вставши на пороге...»
Стихи 1909 г.
«Герб небес изогнутый и древний...»
«Глаза безумные твои...»
Два стихотворения
Дифирамб
«И когда друг друга проклинали...»
Из завещания Васильки
«Молюсь оконному лучу...»
«Ночь моя - бред о тебе...»
«По валам старинных укреплений...»
«По полу лучи луны разлились...»
«То ли я с тобой осталась...»
«Хорони, хорони меня, ветер!..»
Читая «Гамлета»
Стихи 1910 г.
«Брат! Дождалась я светлого дня...»
«В комнате моей живет красивая...»
«Весенним солнцем это утро пьяно...»
«Если в небе луна не бродит...»
«Жарко веет ветер душный...»
«И скупо оно и богато...»
«И через все, и каждый миг...»
«Как вышедший из западных ворот...»
«Как долог праздник новогодний...»
Маскарад в парке
«На столике чай, печенья сдобные...»
«Не смущаюсь я речью обидною...»
Одиночество
Он любил...
Первое возвращение
«Поглядишь, как будто спросишь...»
Сероглазый король
«Синий вечер. Ветры кротко стихли...»
«Сладок запах синих виноградин...»
«Сочтенных дней осталось мало...»
Старый портрет
«Стояла долго я у врат тяжелых ада...»
«Тебе, Афродита, слагаю танец...»
«Ты смертною не можешь сделать душу...»
«Угадаешь ты ее не сразу...»
«Я написала слова...»
«Я не люблю цветы - они напоминают...»
«Я смертельна для тех, кто нежен и юн...»
Стихи 1911 г.
«...И там колеблется камыш...»
А.А.Смирнову
Алиса
Белой ночью
«В углу старик, похожий на барана...»
Вечерняя комната
«Высоко в небе облачко серело...»
«Дверь полуоткрыта...»
«И мальчик, что играет на волынке...»
Исповедь
«Как соломинкой, пьешь мою душу...»
«Любовь всех раньше станет смертным прахом...»
«Любовь покоряет обманно...»
«Меня покинул в новолунье...»
«Мне больше ног моих не надо...»
«Мне с тобою пьяным весело...»
«Муж хлестал меня узорчатым...»
Музе
«Мурка, не ходи, там сыч...»
Над водой
Надпись на неоконченном портрете
Отрывок
«Память о солнце в сердце слабеет...»
Песенка
Песня последней встречи
«Под навесом темной риги жарко...»
Подражание И.Ф. Анненскому
Похороны
Рыбак
Сад
«Сердце к сердцу не приковано...»
«Сжала руки под темной вуалью...»
«Словно тяжким огромным молотом...»
«Смуглый отрок бродил по аллеям...»
«Снова со мной ты. О мальчик-игрушка!..»
«Три раза пытать приходила...»
«Хочешь знать, как все это было?..»
«Целый день провела у окошка...»
«Шелестит о прошлом старый дуб...»
«Я живу, как кукушка в часах...»
«Я и плакала и каялась...»
«Я пришла сюда, бездельница...»
«Я сошла с ума, о мальчик странный...»
Стихи 1912 г.
«Безвольно пощады просят...»
Бессонница
«В ремешках пенал и книги были...»
Венеция
«Дал Ты мне молодость трудную...»
«Еще говорящую трубку...»
«Загорелись иглы венчика...»
«Здесь все то же, то же, что и прежде...»
«Как вплелась в мои темные косы...»
«Он длится без конца - янтарный, тяжкий день!..»
«Помолись о нищей, о потерянной...»
«Потускнел на небе синий лак...»
«Приходи на меня посмотреть...»
«Протертый коврик под иконой...»
«Сегодня мне письма не принесли...»
«Слаб голос мой, но воля не слабеет...»
«Стал мне реже сниться, слава Богу...»
«Твоя свирель над тихим миром пела...»
«Туманом легким парк наполнился...»
«Ты письмо мое, милый, не комкай...»
«Ты поверь, не змеиное острое жало...»
«Умирая, томлюсь о бессмертье...»
«Я научилась просто, мудро жить...»
«Я пришла тебя сменить, сестра...»
Стихи 1913 г.
«...И на ступеньки встретить...»
8 ноября 1913 года
9 декабря 1913
«Бисерным почерком пишете, Lise...»
«Вечерние часы перед столом...»
Вечером
«Вижу выцветший флаг над таможней...»
«Вместо мудрости - опытность, пресное...»
«Все мы бражники здесь, блудницы...»
«Высокие своды костела...»
Голос памяти
«Жрицами божественной бессмыслицы...»
«За узором дымных стекол...»
«Здравствуй! Легкий шелест слышишь...»
«Знаю, знаю - снова лыжи...»
«И жар по вечерам, и утром вялость...»
«Каждый день по-новому тревожен...»
«Как страшно изменилось тело...»
«Косноязычно славивший меня...»
«Мальчик сказал мне: «Как это больно!..»
«На шее мелких четок ряд...»
«Настоящую нежность не спутаешь...»
«Не будем пить из одного стакана...»
«Ничего не скажу, ничего не открою...»
«О тебе вспоминаю я редко...»
«О, это был прохладный день...»
Ответ
«Плотно сомкнуты губы сухие...»
«Покорно мне воображенье...»
Последнее письмо
«Проводила друга до передней...»
Прогулка
«Простишь ли мне эти ноябрьские дни?..»
«Родилась я ни поздно, ни рано...»
Смятение
«Со дня Купальницы-Аграфены...»
Стихи о Петербурге
«Столько просьб у любимой всегда!..»
«Твой белый дом и тихий сад оставлю...»
«То пятое время года...»
«Ты знаешь, я томлюсь в неволе...»
«Ты пришел меня утешить, милый...»
«У меня есть улыбка одна...»
«Цветов и неживых вещей...»
«Черная вилась дорога...»
Эпические мотивы
«Я видел поле после града...»
«Я с тобой не стану пить вино...»
«Я так молилась: «Утоли...»
Стихи 1914 г.
«...это тот, кто сам мне подал цитру...»
Александру Блоку
Белая ночь
Белый дом
«Бесшумно ходили по дому...»
«Божий Ангел, зимним утром...»
«Был блаженной моей колыбелью...»
«Был он ревнивым, тревожным и нежным...»
«В последний раз мы встретились тогда...»
«Вечерний звон у стен монастыря...»
«Где, высокая, твой цыганенок...»
Гость
«Древний город словно вымер...»
«За то, что я грех прославляла...»
Завещание
«Земная слава как дым...»
Июль 1914
«Как ты можешь смотреть на Неву...»
«Кому и когда говорила...»
«Лучше б мне частушки задорно выкликать...»
«Мне не надо счастья малого...»
Моей сестре
«Не в лесу мы, довольно аукать...»
«Не убил, не проклял, не предал...»
Ответ
«Отлетела от меня удача...»
Побег
«Подошла. Я волненья не выдал...»
«После ветра и мороза было...»
«Пустые белые святки...»
«Пустых небес прозрачное стекло...»
Разлука
«Спокоен ход простых суровых дней...»
«Справа Днепр, а слева клены...»
Тамаре Платоновне Карсавиной
«Ты мог бы мне снится и реже...»
«Ты первый, ставший у источника...»
«Тяжела ты, любовная память!..»
«Углем наметил на левом боку...»
Уединение
Утешение
«Цветы, холодные от рос...»
«Целый год ты со мной неразлучен...»
«Чернеет дорога приморского сада...»
«Я любимого нигде не встретила...»
«Я не любви твой прошу...»
«Я пришла к поэту в гости...»
Стихи 1915 г.
«Будем вместе, милый, вместе...»
«Будешь жить, не зная лиха...»
«Буду тихо на погосте...»
«В промежутках между грозами...»
«Ведь где-то есть простая жизнь и свет...»
«Вижу, вижу лунный лук...»
«Все мне видится Павловск холмистый...»
«Выбрала сама я долю...»
«Горят твои ладони...»
«Господь немилостив к жнецам и садоводам...»
«Долго шел через поля и села...»
«Думали: нищие мы, нету у нас ничего...»
«Есть в близости людей заветная черта...»
«Зачем притворяешься ты...»
«И в Киевском храме Премудрости Бога...»
«Из памяти твоей я выну этот день...»
«Как невеста, получаю...»
Колыбельная
Милому
Молитва
«Муза ушла по дороге...»
«Нам свежесть слов и чувства простоту...»
«Не тайны и не печали...»
«Не хулил меня, не славил...»
«Нет, царевич, я не та...»
«Перед весной бывают дни такие...»
«Под крышей промерзшей пустого жилья...»
Сон
«Столько раз я проклинала...»
«Так раненого журавля...»
«Тот август, как желтое пламя...»
«Ты мне не обещан ни жизнью, ни Богом...»
«Широк и желт вечерний свет...»
«Я не знаю, ты жив или умер...»
«Я улыбаться перестала...»
Стихи 1916 г.
«А! это снова ты. Не отроком влюбленным...»
«Бессмертник сух и розов. Облака...»
«Буду черные грядки холить...»
«В последний год, когда столица наша...»
«Вновь подарен мне дремотой...»
«Все обещало мне его...»
«Все отнято: и сила, и любовь...»
«Город сгинул, последнего дома...»
«Ждала его напрасно много лет...»
«Как белый камень в глубине колодца...»
«Как люблю, как любила глядеть я...»
«Когда в мрачнейшей из столиц...»
Любовь
Майский снег
«Небо мелкий дождик сеет...»
«Ни в лодке, ни в телеге...»
«О, есть неповторимые слова...»
«Они летят, они еще в дороге...»
Отрывок
Памяти 19 июля 1914
«Первый луч - благословенье Бога...»
Песенка
Песня о песне
«По неделе ни слова ни с кем не скажу...»
«Приду туда, и отлетит томленье...»
«Словно ангел, возмутивший воду...»
«Смеркается, и в небе темно-синем...»
«Судьба ли так моя переменилась...»
Царскосельская статуя
«Эта встреча никем не воспета...»
«Я знаю, ты моя награда...»
«Я окошка не завесила...»
Стихи 1917 г.
«А ты теперь тяжелый и унылый...»
«В городе райского ключаря...»
«В каждых сутках есть такой...»
«Высокомерьем дух твой помрачен...»
«Да, я любила их, те сборища ночные...»
«Двадцать первое. Ночь. Понедельник...»
«Еще весна таинственная млела...»
«И в тайную дружбу с высоким...»
«И вот одна осталась я...»
«И мнится - голос человека...»
«И целый день, своих пугаясь стонов...»
«Как площади эти обширны...»
«Когда в тоске самоубийства...»
«Когда о горькой гибели моей...»
«Мы не умеем прощаться...»
«Не оттого ль, уйдя от легкости проклятой...»
«О нет, я не тебя любила...»
«Пленник чужой! Мне чужого не надо...»
«По твердому гребню сугроба...»
«Почернел, искривился бревенчатый мост...»
«Просыпаться на рассвете...»
«С первым звуком, слетевшим с рояля...»
«Соблазна не было. Соблазн в тиши живет...»
«Сразу стало тихо в доме...»
«Там тень моя осталась и тоскует...»
«Теперь никто не станет слушать песен...»
«Теперь прощай, столица...»
«Течет река неспешно по долине...»
«Тот голос, с тишиной великой споря...»
«Ты - отступник: за остров зеленый...»
«Ты всегда таинственный и новый...»
«Это просто, это ясно...»
«Я слышу иволги всегда печальный голос...»
Стихи 1918 г.
«Для того ль тебя носила...»
Ночью
«От любви твоей загадочной...»
«Проплывают льдины, звеня...»
Стихи 1919 г.
«На разведенном мосту...»
Призрак
«Чем хуже этот век предшествующих? Разве...»
«Я горькая и старая. Морщины...»
«Я спросила у кукушки...»
Стихи 1920 г.
«Конечно, мне радости мало...»
Петроград, 1919
«Я в этой церкви слушала Канон...»
Стихи 1921 г.
«А Смоленская нынче именинница...»
«А, ты думал - я тоже такая...»
«Ангел, три года хранивший меня...»
Бежецк
«В тот давний год, когда зажглась любовь...»
«Все души милых на высоких звездах...»
«Все расхищено, предано, продано...»
«Долгим взглядом твоим истомленная...»
«Заплаканная осень, как вдова...»
«Земной отрадой сердца не томи...»
«Кое-как удалось разлучиться...»
«На пороге белом рая...»
«Нам встречи нет. Мы в разных станах...»
«Не бывать тебе в живых...»
«Не странно ли, что знали мы его?..»
«О, жизнь без завтрашнего дня!..»
«Пива светлого наварено...»
«Пока не свалюсь под забором...»
«Пророчишь, горькая, и руки уронила...»
«Пусть голоса органа снова грянут...»
«Путник милый, ты далече...»
Рахиль
Северные элегии
«Сказал, что у меня соперниц нет...»
«Сослужу тебе верную службу...»
«Страх, во тьме перебирая вещи...»
«Тебе покорной? Ты сошел с ума!..»
Царскосельские строки
«Чугунная ограда...»
«Широко распахнуты ворота...»
«Я гибель накликала милым...»
Стихи 1922 г.
«Вечер тот казни достоин...»
«Дьявол не выдал. Мне все удалось...»
«За озером луна остановилась...»
«Заболеть бы как следует, в жгучем бреду...»
«Здравствуй, Питер! Плохо, старый...»
«Как мог ты, сильный и свободный...»
Клевета
Многим
«Не с теми я, кто бросил землю...»
«Небывалая осень построила купол высокий...»
Предсказание
Причитание
Разлука
«Слух чудовищный бродит по городу...»
«Хорошо здесь: и шелест и хруст...»
«Хорошо поют синицы...»
«Что ты бродишь неприкаянный...»
«Шепчет: «Я не пожалею...»
Юдифь
Стихи 1923 г.
Новогодняя баллада
Стихи 1924 г.
Лотова жена
Муза
Художнику
Стихи 1925 г.
«И ты мне все простишь...»
«О, знала ль я, когда в одежде белой...»
Памяти Сергея Есенина
«Я именем твоим не оскверняю уст...»
Стихи 1926 г.
1925
«И неоплаканною тенью...»
Стихи 1927 г.
«Десять лет и год твоя подруга...»
Кавказское
«Как взглянуть теперь мне в эти очи...»
«Ты прости мне, что я плохо правлю...»
Стихи 1928 г.
«Если плещется лунная жуть...»
Стихи 1929 г.
«Тот город, мной любимый с детства...»
Стихи 1930 г.
«Ах! - где те острова...»
Ответ
«Уходи опять в ночные чащи...»
Стихи 1931 г.
Двустишие
Подражание армянскому
Стихи 1932 г.
«Нет, с гуртом гонимым по Ленинке...»
Стихи 1934 г.
Последний тост
«Привольем пахнет дикий мед...»
Стихи 1935 г.
«Зачем вы отравили воду...»
«Уводили тебя на рассвете...»
Стихи 1936 г.
Борис Пастернак
Воронеж
Данте
Заклинание
«Не прислал ли лебедя за мною...»
«Одни глядятся в ласковые взоры...»
«От тебя я сердце скрыла...»
Сказка о черном кольце
Творчество
Стихи 1937 г.
«...За ландышевый май...»
«За такую скоморошину...»
Немного географии
«Прикована к смутному времени...»
«Я знаю, с места не сдвинуться...»
Стихи 1938 г.
Памяти Бориса Пильняка
«Показать бы тебе, насмешнице...»
Стихи 1939 г.
К смерти
«Легкие летят недели...»
Приговор
«Семнадцать месяцев кричу...»
Стихи 1940 г.
Август 1940
«И вот, наперекор тому...»
«И снова мадам Рекамье хороша...»
Ива
Из цикла «Юность»
Клеопатра
«Когда человек умирает...»
Лондонцам
Маяковский в 1913 году
«Мне ни к чему одические рати...»
Надпись на книге
«Не недели, не месяцы - годы...»
«Но я предупреждаю вас...»
«Один идет прямым путем...»
«Опять поминальный приблизился час...»
Памяти М.А. Булгакова
Подвал памяти
Поздний ответ
Посвящение
Про стихи
«С Новым годом! С новым горем!..»
«Соседка из жалости - два квартала...»
Стансы
«Так отлетают темные души...»
Тень
Третий Зачатьевский
«Уж я ль не знала бессонницы...»
«Уложила сыночка кудрявого...»
Стихи 1941 г.
«Вражье знамя...»
«Жить - так на воле...»
«И осталось из всего земного...»
Клятва
«Копай, моя лопата...»
Ленинград в марте 1941 года
Надпись на книге «Подорожник»
Первый дальнобойный в Ленинграде
«Птицы смерти в зените стоят...»
«Пускай огонь сигнальный не горит...»
«То, что я делаю, способен делать каждый...»
Стихи 1942 г.
In memoriam
Nох. Статуя «Ночь» в Летнем саду
«А умирать поедем в Самарканд...»
В тифу
«Глаз не свожу с горизонта...»
«Если ты смерть - отчего же ты плачешь сама...»
«Заснуть огорченной...»
«И кружку пенили отцы...»
«И я все расскажу тебе...»
«Какая есть. Желаю вам другую...»
«Лежала тень на месяце двурогом...»
«Любо вам под половицей...»
«Многое еще, наверно, хочет...»
Мужество
На смоленском кладбище
«Не сраженная бледным страхом...»
«Постучись кулачком - я открою...»
«С грозных ли площадей Ленинграда...»
«Славно начато славное дело...»
Смерть
«Так вот он - тот осенний пейзаж...»
Стихи 1943 г.
«А в зеркале двойник бурбонский профиль прячет...»
«А в книгах я последнюю страницу...»
«А мы?..»
«Важно с девочками простились...»
«Все опять возвратится ко мне...»
Встреча
Гости
«Еще одно лирическое отступление...»
«Как в трапезной - скамейки, стол, окно...»
«Когда я называю по привычке...»
Памяти Вали
Под Коломной
Пушкин
Три осени
Хозяйка
Стихи 1944 г.
«... И со всех колоколен снова...»
27 января 1944 года
«De profundis... Мое поколение...»
Interieur
«Вспыхнул над молом первый маяк...»
«И в памяти, словно в узорной укладке...»
«И, как всегда бывает в дни разрыва...»
Из «Ташкентской тетради»
Измена
«Как ни стремилась к Пальмире я...»
«Лучше б я по самые плечи...»
«На сотни верст, на сотни миль...»
Надпись на поэме «Триптих»
«Наше священное ремесло...»
«От странной лирики, где каждый шаг - секрет...»
«Отстояли нас наши мальчишки...»
Победителям
Последнее возвращение
Послесловие к «Ленинградскому циклу»
Причитание
«Разве я стала совсем не та...»
Смерть
«Справа раскинулись пустыри...»
Стеклянный звонок
«Там по белым дурманным макам...»
«Ты, Азия, родина родин!..»
«Я не была здесь лет семьсот...»
Явление луны
Стихи 1945 г.
«...А человек, который для меня...»
В мае
«Есть три эпохи у воспоминаний...»
«И очертанья Фауста вдали...»
«Истлевают звуки в эфире...»
«Как у облака на краю...»
«Кого когда-то называли люди...»
«Меня, как реку...»
«Навстречу знаменам, навстречу полкам...»
«Нам есть чем гордиться и есть что беречь...»
«О, горе мне! Они тебя сожгли...»
«Опять подошли «незабвенные даты»...»
Освобожденная
Памяти друга
«Победа у наших стоит дверей...»
Предыстория
«Пусть грубой музыки обрушится волна...»
«Теперь я всех благодарю...»
«Что-то неладно со мною опять...»
«Это рысьи глаза твои, Азия...»
«Я не любила с давних дней...»
Стихи 1946 г.
«В каждом древе распятый Господь...»
Во сне
Вторая годовщина
«Дорогою ценой и нежданной...»
«Дострадать до огня над могилой...»
«Знаешь сам, что не стану славить...»
«И увидел месяц лукавый...»
Надпись на портрете
Наяву
«Не дышали мы сонными маками...»
«Со шпаной в канавке...»
«Я всем прощение дарую...»
Стихи 1948 г.
«Удивляйтесь, что была печальней...»
Стихи 1949 г.
1950
21 декабря 1949 года
«Где дремала пустыня - там ныне сады...»
«И Вождь орлиными очами...»
Клеветникам
Колыбельная
Москве
Падение Берлина
«Так в великой нашей Отчизне...»
Стихи 1950 г.
1 июня 1950
«Без крова, без хлеба, без дела...»
В пионерлагере
«Всех друзей моих благодарю...»
Говорят дети
Городу
«И не дослушаю впотьмах...»
«И от Царского до Ташкента...»
«И прекрасней мраков Рембрандта...»
Корея в огне
«Мне безмолвие стало домом...»
«Не то чтобы тебя ищу...»
Песня мира
Поджигателям
Покорение пустыни
Приморский парк Победы
«Прошло пять лет - и залечила раны...»
Р.С.Ф.С.Р.
Севморпуть
Слава миру!
«Снова ветер знойного июля...»
Стокгольмская хартия
«Там зори из легчайшего огня...»
Ташкент
Тост
«Ты не хотел меня такой...»
Стихи 1951 г.
Волга - Дон
«Пять строек великих, как пять маяков...»
Так будет!
Стихи 1952 г.
«Особенных претензий не имею...»
Стихи 1953 г.
«И сердце то уже не отзовется...»
Стихи 1954 г.
Отрывок
Стихи 1955 г.
О десятых годах
«Третью весну встречаю вдали...»
Стихи 1956 г.
«...Как! Только десять лет, ты шутишь, Боже мой...»
В разбитом зеркале
Другая песенка
Из Ленинградских элегий
Из Ленинградских элегий
Из цикла «Сожженная тетрадь»
«Меня влекут дороги Подмосковья...»
«Меня и этот голос не обманет...»
«Не повторяй - душа твоя богата...»
«Обыкновенным было это утро...»
Первая песенка
«По той дороге, где Донской...»
«Пою эту встречу, пою это чудо...»
«Пусть кто-то еще отдыхает на юге...»
Сон
«Ты выдумал меня. Такой на свете нет...»
Стихи 1957 г.
Август
«Забудут? - вот чем удивили!..»
«И мне доказательство верности этой...»
«И снова осень валит Тамерланом...»
«Этой ивы листы в девятнадцатом веке увяли...»
«Я над ними склонюсь как над чашей...»
Стихи 1958 г.
«...звон монет...»
«...накануне...»
«Горячего дня середина...»
«Завещать какой-то дикой скрипке...»
«Здесь все тебе принадлежит по праву...»
«И будешь ты из тех старух...»
«И возникает мой сонет...»
«И все пошли за мной, читатели мои...»
Лирические отступления Седьмой элегии
Музыка
«Не мудрено, что похоронным звоном...»
«Не с тобой мне есть угощенье...»
«Непогребенных всех - я хоронила их...»
«Одичалая и немая...»
«Он не друг и не враг и не демон...»
«От меня, как от той графини...»
«Под рукоплесканья клеветы...»
Подражание корейскому
При музыке
Приморский сонет
«Пусть кто-нибудь сюда придет...»
Рисунок на книге стихов
«Самый черный и душный самый...»
«Словно дальнему голосу внемлю...»
«Стеклянный воздух над костром...»
Стихи из ненаписанного романа
«Ты кто-то из прежней жизни...»
«Ты напрасно мне под ноги мечешь...»
Умеръ
«Я была тебе весной и песней...»
Стихи 1959 г.
«... и это грозило обоим...»
«...И черной музыки безумное лицо...»
«...Но в мире нет власти...»
24 мая
«Безымянная здесь могила...»
Бреды
«В скорбях, в страстях, под нестерпимым гнетом...»
«Вам жить, а мне не очень...»
«Все ушли, и никто не вернулся...»
«Зазвонили в Угличе рано...»
«И в недрах музыки я не нашла ответа...»
Из цикла «Ташкентские страницы»
«Как слепоглухонемая...»
«Когда уже к неведомой отчизне...»
Летний сад
Лишняя
Мартовские элегии
«Мне веселее ждать его...»
«На свиданье с белой ночью...»
Надпись на книге
Наследница
«Не давай мне ничего на память...»
«Не лги мне, не лги мне, не лги мне...»
«Не мешай мне жить - и так не сладко...»
«Не стращай меня грозной судьбой...»
«Неправда, не медный, неправда, не звон...»
«Но тебе я не дала кольца...»
«Нужен мне он или не нужен...»
Отрывок
Последнее стихотворение
Поэт
Скорость
«Скука, скую...»
«Там завтра мое улыбаясь сидело...»
Творчество
«Тебя прямо в музыку спрячу...»
«Ты любила меня и жалела...»
«Ты первый сдался - я молчала...»
«Хвалы эти мне не по чину...»
Четыре времени года
Читатель
«Что нам разлука? - Лихая забава...»
«Что ты можешь еще подарить?..»
«Это и не старо и не ново...»
«Это с тобой я встречала тогда...»
«Это скуки первый слой...»
«Я бросила тысячи звонниц...»
«Я давно не верю в телефоны...»
Стихи 1960 г.
«...горчайшей смерти чашу...»
«Вы меня, как убитого зверя...»
«И жесткие звуки влажнели, дробясь...»
«И клялись они Серпом и Молотом...»
«И луковки твоей не тронул золотой...»
«И меня по ошибке пленило...»
«И опять по самому краю...»
«И по собственному дому...»
«И это б могла, и то бы могла...»
«И юностью манит, и славу сулит...»
Из набросков
Из первой тетради
«Кто его сюда прислал...»
Мартовская элегия
«Моею Музой оказалась мука...»
Муза
«Ни вероломный муж, ни трепетный жених...»
«О, как меня любили ваши деды...»
«От этих антивстреч...»
Отрывок
Памяти Анты
Подражание Кафке
Самой поэме
Северные элегии
«Словно дочка слепого Эдипа...»
Смерть поэта
«Смирение! - не ошибись дверьми...»
«Там оперный еще томится Зибель...»
«Шутки - шутками, а сорок...»
Эхо
«Я у музыки прошу...»
Стихи 1961 г.
«... И теми стихами весь мир озарен...»
«А я говорю, вероятно, за многих...»
Александр у Фив
Бег времени
«Больничные молитвенные дни...»
«Всем обещаньям вопреки...»
«Если б все, кто помощи душевной...»
«И анютиных глазок стая...»
«И музыка тогда ко мне...»
«Как будто я все ведала заранее...»
«Как жизнь забывчива, как памятлива смерть...»
Конец демона
Мелхола
Нас четверо
«Не знаю, что меня вело...»
Петербург в 1913 году
Посвящение цикла
Родная земля
«Ромео не было...»
Слушая пение
«Слышишь, ветер поет блаженный...»
Смерть Софокла
Сожженная тетрадь
Сосны
«Так не зря мы вместе бедовали...»
«Угощу под заветнейшим кленом...»
«Хозяйка румяна, и ужин готов...»
Царскосельская ода
«Что таится в зеркале? - Горе...»
Стихи 1962 г.
«...полупрервана беседа...»
«Вот она, плодоносная осень!..»
«Все это было - твердая рука...»
Выход книги (Из цикла «Тайны ремесла»)
«Если бы тогда шальная пуля...»
Еще об этом лете
Защитникам Сталина
«И было сердцу ничего не надо...»
«И северная весть на севере застала...»
«Иеремия» Стравинского
«Как зеркало в тот день Нева лежала...»
«Не находка она, а утрата...»
«О своем я уже не заплачу...»
Последняя роза
Почти в альбом
«Поэт не человек, он только дух...»
Прощальная
«Путь мой предсказан одною из карт...»
Сонет-Эпилог
«Спасали всегда почему-то кого-то...»
Стихи из ненаписанного романа
«Так скучай обо мне поскучнее...»
«Там такие бродят души...»
«Твой месяц май...»
«Что у нас общего? Стрелка часов...»
«Это ты осторожно коснулся...»
Стихи 1963 г.
«... и умирать в сознаньи горделивом...»
«Быть может, презреннее всех на земле...»
«Быть страшно тобою хвалимой...»
В Зазеркалье
«Взоры огненней огня...»
«Врачуй мне душу, а не то...»
«Все в Москве пропитано стихами...»
«Все, - кого и не звали, - в Италии...»
Вступление
Еще тост
«За плечом, где горит семисвечник...»
«Запад клеветал и сам же верил...»
«Знай, тот, кто оставил меня на какой-то странице...»
Зов
«И было этим летом так отрадно...»
И последнее
«И я не имею претензий...»
«Из-под смертного свода кургана...»
«Кого просить, куда бежать...»
«Может быть, потом ненавидел...»
«Мы до того отравлены друг другом...»
«Не с такими еще разлучалась...»
«Но мы от этой нежности умрем...»
Ночное посещение
«Оставь нас с музыкой вдвоем...»
Первое предупреждение
«По самому жгучему лугу...»
Полночные стихи Вместо посвящения
«Превращая концы в начала...»
Предвесенняя элегия
При непосылке поэмы
Пятая роза
«Разлука призрачна - мы будем вместе скоро...»
Сонет
Сонет
«Стряслось небывалое, злое...»
«Так уж глаза опускали...»
«Тополевой пушинке...»
Тринадцать строчек
«Ты, верно, чей-то муж и ты любовник чей-то...»
«Хулимые, хвалимые...»
Через 23 года
Через много лет. Последнее слово
«Чтоб я не предавалась суесловью...»
«Чьи нас душили кровавые пальцы?»
«Шелестит, опадая орешник...»
«Я выбрала тех, с кем хотела молчать...»
«Я играю в ту самую игру...»
«Я не сойду с ума и даже не умру...»
Стихи 1964 г.
«... и той, что танцует лихо...»
«Беспамятна лишь жизнь, - такой не назовем...»
В Выборге
В сочельник (24 декабря 1964) Последний день в Риме
Запретная роза
«Земля хотя и не родная...»
«И это станет для людей...»
Из «дневника путешествия»
Из Седьмой Северной элегии
К музыке
«Мы не встречаться больше научились...»
«Напрягаю голос и слух...»
«Нет, ни в шахматы, ни в теннис...»
«Но кто подумать мог, что шестьдесят четвертый...»
Памяти В.С. Срезневской
Письмо
Последняя
«Пусть так теряют смысл слова...»
Романс
«Смерть одна на двоих. Довольно!..»
«Я еще сегодня дома...»
«Я там иду, где ничего не надо...»
Стихи 1965 г.
«...что с кровью рифмуется...»
«Для суда и для стражи незрима...»
«И любишь ты всю жизнь меня, меня одну...»
«И никогда здесь не наступит утро...»
«И странный спутник был мне послан адом...»
Из цикла «В пути»
«Кто тебя мучил такого...»
Музыка
«Музыка могла б мне дать...»
Музыке
Мэчэлли
«На стеклах нарастает лед...»
«Не в таинственную беседку...»
«Не напрасно я носила...»
«Пускай австралийка меж нами незримая сядет...»
«То лестью новогоднего сонета...»
Стихи 1966 г.
«А как музыка зазвучала...»
«Сама Нужда смирилась наконец...»
«Что там клокотало за дверью стеклянной...»

Анна Ахматова

Переводы с греческого языка

                  
Рита Буми-Папа

* * * 

Если выйду я гулять с моими мёртвыми подругами,
Город наполнится безмолвными девушками,
Воздух наполнится терпким запахом смерти.
Крепости поднимут белые флаги,
И всякое движение остановится, -
Если выйду я гулять с моими мёртвыми подругами.

Если выйду я гулять с моими мёртвыми подругами,
Вы увидите тысячу девушек с грудью пробитой,
Обнаженных, и они крикнут вам:
"Зачем вы так рано уложили нас спать
В глубоком снегу, непричёсанными и в слезах?" -
Если выйду я гулять с моими мёртвыми подругами.

Если выйду я гулять с моими мёртвыми подругами,
Увидят изумленные толпы,
Что не ступала по земле колонна легче нашей,
Не было священнее шествия,
Не было воскресения более славного и более кровавого, -
Если выйду я гулять с моими мёртвыми подругами.

Если выйду я гулять с моими мёртвыми подругами,
Свадебным цветком украсит их губы белая луна,
Заиграют оркестры в их пустых глазницах,
И локоны их, и ленты будут развеваться на ветру.
О, тогда многие умрут, истерзанные совестью, -
Если выйду я гулять с моими мёртвыми подругами.

Отдавшие себя в жертву

Они покинули свой дом под низкой крышей, 
Потому что верили в земной рай. 
Эти девушки искали, хотели узнать, где его границы, 
И желанье их было подобно весне, осененной знаменами, 
А все, что лежало вокруг, благоухало свежестью горячего хлеба. 
Свет еще не видел таких прозрачных глаз, 
В которых поселилась великая мечта. 
Босиком ступали девушки по бархату глубокой ночи, 
А впереди, они знали, лежала, уходя от них, короткая жизнь.

Однажды в полночь их разбудила труба истории,
Их позвали звезды, упав на их крышу. 
Тогда они затрепетали, как мотыльки, 
И во имя надежды покинули свои берега. 
"Прощайте", - сказали они своим куклам.

Диким медом была напоена их душа. 
О, как они ненавидели, солдатики, вашего врага! 
Вы и не знаете, как сильно они любили вас.
Нет, вы не швырнете огнем в уста, говорящие это,
Нет, вы не осмелитесь залить кровью их полные света волосы!

В их ладонях воробьи нашли себе пищу, 
Словами их наполнен мир. 
Я знаю: вас, убийц, страшит молоко, 
Которым завтра будут напоены уста ангелов, 
Тех, что завтра без страха скажут вам, кто вы такие!

Расцветайте же их кровью, сады,
И ты, молоденький месяц,
По вечерам похожий на узкую ленточку,
Ведь и тебя видели эти распустившиеся волосы
И это залитое кровью платье, 
Словно тяжкая юность, сброшенное девушками на землю, 
Будто и впрямь одежда была тяжела им.

Ах, девушки, девушки,
Одно только "нет" произнесли ваши губы, и за это вас убили. 
Я нашептала родимым лугам ваши имена, и никто не слышал, как я шептала; 
И зарыдали тучи, стараясь вернуть вам жизнь.

Вот почему весной поля покрываются алыми маками,
Словно острым ножом разрезают землю.
И ручейками струится кровь этих маков над вашими могилами...

Ксенула

Если бы вы убили меня во сне,
А не на берегу Илиссоса,
Я б не увидела тогда канаву,
Полную багровой пены,
Я б не услышала всхлипываний солдата
И ругани его командира.

Девушки, приговоренные к смерти,
Ожидающие своей очереди,
Услыхав на заре свое имя,
Не бойтесь предстоящего залпа.
Это мгновенье - стремительней молнии,
Залп прозвучит, и вы сразу
Перестанете чувствовать боль...

Мы, глупенькие, считали,
Что нужно пройти сквозь густую тьму,
А босыми ногами - по рекам во льду.
Не пугайтесь, что путь будет длинным:
Можно лететь по горам, камней не касаясь,
В незнакомом краю не гнетет чужбина.
Здесь, в нашей замерзшей столице,
Тяжесть неведома, не известна людям,
Нет здесь тяжелых железных палок
И законов тягостных, будто ноша.
И мы, вместо того чтоб ходить,
Летаем на белоснежных конях,
Проносимся по голубым равнинам.
Пусть только наша песня
(Тот марш, разбудивший нас на рассвете)
Не сгинет - вы позаботьтесь об этом.
Чтобы живые о нас не забыли,
Вы дайте хранить эту песню пещерам 
И ветру, чтоб он ради нас ее спрятал 
В листве деревьев и между волн.

О, как бы хотелось, когда вы придете,
Встретить вас, вверх взметнувши знамя!
Но знамени нет у нас,
А наша рубаха последняя,
Омытая нашей кровью,
Тяжелая, как порфира,
Оставлена на земле. 

Ерифили

Я узнала тебя, морская дикарка, 

Когда в возрасте ты была еще райском; 
Стояла ты на песке прибрежном, 
Держа, как яблоко, грудь в ладони.

Глядела ты на восток, как будто 
С ветки упала недавно, и солнце 
Душило тебя в золотых колосьях. 
Едва исполнилось тебе двенадцать - 
И моряки, с тобой встретясь глазами, 
В море в тот день выходить боялись. 
Ты поднимала большие волны, 
И смех твой, как волны, был беспокойный.

Так просто, что мог позавидовать ангел,
Ты пела молитву денно и нощно,
В руках держала чашу из глины,
И ладан курился серебряным жаром,
И над белым двором твоим поднимались
Тихие радуги, чтоб те, кто в море
Бедствие терпит, нашли дорогу.

Ты рыбаку не попалась в сети
И под защитой лишь собственной тени
Боролась с ветрами у края мыса.
Ты била в ладоши, когда возвращались
Рыбацкие лодки, спала в пещерах,
В которых гудела вода, а пена
Гасла, коснувшись твоего подола.

Тебя Киклады ярким светом вскормили,
А ныне вокруг мир иной ты видишь.
Ведь страшно тебе? Разве уйти ты не хочешь?
Вся в крови, ты в канаве осталась лежать,
Но как хочется жить тебе вновь,
После выстрела жить,
Ерифили!

Ты, я вижу, неопытна, ты не готова еще
В этот путь бесконечный пускаться.
Онемевшей, ослепшей - тебе бы сейчас
По неведомым странам бродить,
Чтоб - бездомную - руки тебя ожидали
Перевязывать раны твои,
Чтоб - бездомную - люди тебя приютили;
Но на памяти выстрел остался
И винтовки, прицелившиеся в тебя.

Как же ты оказалась там, где верою точится меч,
Как ты этой мечте предалась?
Ты, которая знала одну лишь любовь - море,
Осенялась одним только знаменем - гривой волос. 

София

Для тех, кто любил меня, я не исчезла, 
Они пишут мой портрет красками, 
Собранными в садах Трикала, 
Солнцем с лугов Троицына дня 
И на зеркале речки, отразившей 
Первые мои тревоги.

А те, кто меня ненавидел, пусть не думают, 
Что смели меня с лица земли, 
Однажды на рассвете убив меня у подножья холма, 
В сосновом бору, 
И второпях похоронив в безымянной могиле, 
Пока не поднялось солнце. Я знаю, 
Они поступили так, чтоб солнце не стало светить на их преступленье. 
Сквозь разбитый кристалл моих глаз 
Я вижу, как те, первые, ищут меня, 
Чтоб укрыть цветами, 
Вижу, как под вечер мои ученики идут сюда, 
Где я лежу убитая, 
А в первомайский день вижу, как люди дают клятву верности, 
Упав на колени.

А те, другие, в своих домах 
Моют ладони в девственной крови, 
Моют перед тем, как подать друг другу руки, 
Перед тем, как взять в руки хлеб,
Перед тем, как приласкать любимых. 
Напрасно все: никак, ничем нельзя, невозможно 
Уничтожить это пятно... 

Мария

Я не успела ничем насладиться - только вот этой зарей,
А единственной птицей, которую руки мои приласкали,
Была голубка.

Я видела, как умирают люди, и сказала: - 
Вражеские солдаты, похороненные в моей земле, - 
Совсем не чужие люди.

Какой короткой оказалась моя жизнь, какой безрадостной!
Ни одного мая не было без бури, без града,
А в крови моей звучал странный оркестр,
В нем плакали народные скрипки и флейты,
Когда уходила я от людей.
Они знали, где можно найти меня.
Я там была, где была боль, много боли.

Спросите у ручейка, грешна ли я 
(Ведь он не раз играл у моих ног),
Спросите о том же у ветра, который путался в чаще моих волос, 
Спросите у моих учителей, у школьных друзей моих,
У луны, гостившей в моей комнате. 
Я хотела, чтоб уличная грязь не приставала ко мне, 
Я никогда не принимала подарки, 
И одна меня мучила жажда - жажда настоящего дела.

Родная мать! Ты видишь, меня хоронят на рассвете,
Но враги мои дрожат в ожиданье дня, 
В ожиданье тысячи солнц, идущих с ним, 
Не ведая о том, что, убитая, 
Я буду светить еще ярче...

Навзикая

Верно, не для того ты родилась, чтоб они глядели на тебя; 
Ведь если б они заглянули в твои глаза, 
Они увидели бы,
Как в них горит негасимый огонь, 
И тогда, быть может, они бы поняли все. 
И не для того ты родилась, чтоб они услышали твой голос; 
Иначе они услышали бы чистые звуки зари, 
Услышали бы удары твоего сердца, подобные набату,
И тогда, быть может, они пробудились бы
И преклонили перед тобой колена. 
Тело твое, перед тем как упасть окровавленным
Посреди какого-то поля близ Спарты,
Манило своими очертаньями 
На благоухающее побережье;
Перед тем как ты упала,
Ты призывала простыми словами
Людей к очищенью от грехов.
Но они не видели
И не слышали ничего,
Они и не могли ничего увидеть и услышать.
Только солдаты из карательного отряда
Дрожали, перед тем как убить тебя,
Дрожали, испугавшись твоей растерянной улыбки, 
Двух ямочек на твоих щеках, 
И со слезами просили у тебя прощенья.

И пусть ты была просто девушкой с острова 
И знали тебя только теплые ионийские ветры - 
В сердце твоем звучали колокола, 
И потому весть о смерти твоей, Навзикая, 
Разнеслась по белому свету. 

Эрасмия

Я не боялась смерти,
Я шагала рядом с ней, не склонив головы, 
Между двумя рядами винтовок, 
Между двумя рядами юных безмолвных солдат 
С угрюмыми лицами. 
О, как затрепетало мое сердце, 
Когда я закричала над открытой могилой 
Таким голосом, чтоб услыхали глухие, 
Чтоб все узнали, что я невиновна! 
Но мне никто не поверил, и стены
Не дали трещину от моего крика, 
И ветер дул с прежней яростью, 
И город, оставшийся далеко позади, не шелохнулся.

Ах, мой Пирей, рабочий город, мои друзья рабочие, 
С которыми в пять утра я уходила на фабрику
И пропадала там по двенадцать часов, 
Ах, моя милая мама, и мой барак, и тяжкие зимы! 
И ты, круглое зеркальце, сиявшее, словно полдень, 
Когда я гляделась в тебя, 
Моя двадцатилетняя мечта, прислоненная к стене, 
И вы, мои пять часов поутру, когда я отправлялась на фабрику, 
Всегда в один и тот же час, 
Всегда в одной и той же блузке!

Кто же теперь сложит песню 
Про то, как глаза мои потухли вместе со звездами последней ночи, 
Про то, как мои окровавленные волосы 
Бились о камни, когда их трепало ветром, 
Про то, как закоченели мои губы, так и не узнавшие поцелуя? 
Кто же рассчитается с теми, 
Что мне задолжали; 
С кого получу я за то, что я потеряла, 
За то, что меня расстреляли? 

Весна 1945 года

Луга опьянели от благоуханья трав;
Нынче была великая пасха;
Миллионами голубых глаз
Распахнулись майские окна;
Склоняясь с высоты, наше сердце,
Как капля, дрожит от звуков маршей;
Над взволнованными, усталыми
От бессонницы городами
Трепещут платочки всечеловеческой любви
В белых руках женщин.
Народы толпятся в раздумье
Среди развалин своей истории:
Они разгневаны тем, что их жестоко обманули, 
Безутешны оттого, что не успели полюбить.

О, если б не пришла эта весна,
Как замерзали бы мы, потеряв надежду!

Армии в аксельбантах - распущены; 
Короли бежали на своих ослепительных кораблях;
Все оказалось обманом и ненавистью. 
Кто видел, как преследуют раненую Любовь? 
О горе, никто не видел Любви!

Равнины Венгрии остались без господ, 
Простые крестьяне остались без принцев, 
Неся в руках свое красное сердце. 
Ни у кого не бывает оно другого цвета.
Семь маршалов столкнули плиту
С могилы Европы,
Семь звезд осветили ночь истории
От Финикийского залива до Эгейского моря - 
Миллионы мстителей, 
Несущих Полярную звезду на шапке. 
Река, широкая, как море, 
Ждет нашего крещенья. 
Любовь, Любовь, Любовь! 
Калеки, стремитесь своим взором, 
Слепые - своим разумом 
Вперед, под небесным знаменем 
На древках цветущих деревьев!

Борей свободы примчался с Волги - 
Стальные огнедышащие кони, - 
Чтобы покарать жестоких, укрывшихся в крепости, 
И оправдать невинных.

Люди выстроились вдоль дороги, как свечки:
Здесь стоит замок великой герцогини, 
Возведенный на наших костях, 
Стоят небоскребы, построенные нами для других,
Теплые храмы святым, которым не холодно, 
Здесь трущобы и слезы - для нас.

Товарищ!
Здесь воробьи мерзнут меньше, чем мы,
Живут сытнее, чем наши дети,
И оттого ненавидят нашу богатую землю
И дрожат, как бы она не накормила нас!
Над берегом реки 
Стоит опять Ярославна
С белой кожей и медными волосами, 
Ожидая, когда вернутся корабли 
Из великого похода. 
Они задержались, потому что устали гребцы - 
Тяжелый груз везут они: любовь мира!

Такой весны еще не было; 
Тираны заползли в подвалы, чтобы умереть. 
Распахнулись ворота концлагерей, 
Железным скрипом своим резнув нас по сердцу.
Потоками растекаются по улицам калеки и безумцы,
Голые, прокаженные, рабы в кандалах; 
Они вышли каждый сорвать свой мак, 
Запеть на своем языке; 
Женщины улетают из плена верхом на птицах. 
Беснуется, и плачет радость народов!

О, если б могла я подмести густыми своими волосами
Эти дороги, по которым прошли освободители!
Снова увидеть, как шагают сыны степей!
Одеться бы 
В крестьянское платье цвета пламени
И с полумесяцами в ушах,
С разлетающимися косами танцевать
Среди костров,
Зажженных русскими крестьянами в честь победы
В этот белокурый май, в этот русский май! 

Декорация a la Дисней

Я научилась мечтать на крыше, 
Видя напротив нашего дома баркасы, грузовые суда, и трубы, 
И разные незнакомые флаги,
И ту высоченную колокольню с голубыми куполами, 
Которая как магнитом притягивала чаек. 
Ни одного дерева не было в декорации, 
Только ветер трепал ее и жестокая портовая музыка. 
Пяти лет я хорошо разглядела лицо голода 
И читала без ошибок
Слова, которые писали в эфире своим дымом корабли, 
Когда они приходили из Одессы, полные пшеницы, 
(Почему в те дни было так мало хлеба?) 
И, плача, уходили на юг 
(Найдут ли они путь обратно?). 
Часто там, наверху, со мной воевали облака, 
Потому что я пробовала летать дальше их, 
Рассекая небо неокрепшими крыльями. 
Там, наверху, впервые попыталась я разглядеть свое лицо 
В другом, более глубоком зеркале, 
Заглянуть в глаза горькой судьбе нашего дома 
И увидела, что жизнь для бедняка - 
Это туннель без просвета вдали. 
Там я стояла вытянувшись, 
Как на носу корабля против сильного ветра, 
Богатея, кутаясь в теплые шали, 
Поглаживая воскресные яблоки в вазе, 
Кивая зовущим меня густым зеленым колосьям 
И в земле испачканным рукам, машущим мне с крестьянских телег. 
Там, наверху, я похоронила свою Принцессу -
Типичную куклу, -
Заботливо усадив ее на рыжего олененка
И шагая за ней в глубоком молчанье,
Раненная лучом смерти.
Когда мать искала меня в комнатах и не могла найти,
Я под круглой луной, плывшей из-за Дилоса,
Странствовала вместе с бродячей труппой,
Купалась в несуществующих источниках, 
Завязывала дружбу с павлинами, 
Валялась в раю на траве.
И когда, возвращаясь, я шла по темной террасе, 
Запутавшись в мачтах, лебедках и якорях, 
Заблудившись среди гитар, кабачков и пьяных матросов,
Меня охватывало пламя, 
Которое неугасимо пылает во мне с тех пор. 

Моя сестра

Ее памяти

На тростинках своих ног
Несла ты косулю своего сердца,
Со всех сторон обстрелянную самым новым оружьем. 
Ты карабкалась на вершину Тайгета,
Чтоб скорее добраться до неба,
Нагишом и босая,
Протягивая открытые ладони, как за милостыней, 
К миру, от которого отказались армии.

Интересно, узнал бы тебя
Пославший тебя нагишом в эту долину?

На тростинках своих ног
Несла ты Родину, закиданную камнями,
Среди руин и дырявых знамен,
Бледная, как ладан мертвых,
С поседевшими за одну немецкую ночь
Черными локонами.
С глазами, спокойными, как темный бархат,
Раскрывшимися, словно цветок гелиотропа,
Влажными от скорби Авеля,
Белая и воздушная, как тюльпан,
С мыслью, блуждающей в горах.

Зеленый патруль убил твой смех,
Восемь прусских солдат с сердцами из камня,
Винтовкой, нацеленной в твоего мужа,
Ножом голода, занесенным над твоими детьми.
Ох, знала смерть, где прячешь их,
Хоть и притаила ты их в глубине своего сердца.

Кровь кипела в ущельях Мани,
А ты вонзала в землю ногти, чтоб вырыть корни;
Не корни роз, чтоб напоить ими свою красу, -
Ты разрывала почву ради крох надежды,
Прежде чем развернуть свой белый саван.
Четыре года, не сомкнув глаз, ты пряталась за дверью,
Как клубок нитей прошлого,
В ожиданье спасительной молнии.
Ты была той печальной птахой,
Что ищет ветку, где бы заснуть, и не находит.

В полночь шагнула ты за порог рабства,
Когда дом твой пожирало пламя,
И пошла в горы, откуда встает заря.
Крепко держала ты все, что было в тебе святого.
Ты была слишком хрупкой, чтоб носить саблю;
Ты искала лишь каплю сна.

Как нашла ты силы углубиться в леса
Свободы, которая увела из-за парт трех твоих детей?
Имеете с обросшими мужчинами
Стыла ты под люстрами лютого января на часах,
Ты, боявшийся снега мотылек с теплого побережья,
Не знавший полынной горечи, 
Как мать, укрывала ты убитых наших партизан.

Ты считала бойцов по пальцам,

Одетых в черное женщин - по звездам, 
Ты трепетала, как листва от севшего на ветку коршуна, 
Ты точила свои ножницы па камне терпенья, 
Ты шила одежду для мерзнувших эласитов, 
Ты шила ее своими исхудавшими руками,
Осветив ее вышивкой.

Мальчиков твоих разбудила Отчизна 
И ночь, когда призрак осени 
Свистел между сосен Сицовы;
Ты видела, как надевали венец на ее растрепанную голову, 
И с той поры не заснула. 
Ты молилась на коленях перед кедрами, 
Оплетала арки из ивы, умывшись тремя дождями, 
Черепашьей кровью окропила ты грудь своих сыновей,
Как велела колдунья из Фракии.

Ты была влюблена в Свободу,
Но ты очень болела и была тоненькая, как паутина;
На миндальной скорлупке нарисовала ты образ Свободы
И зеленым сердечком повесила ее на шею; 
Там и увидели ее в первый раз твои сыновья
Меж твоих родников молочных.

Но Свобода все опаздывала,
Потому что слишком сильно ты ее полюбила,
Твой взгляд был прикован к двери,
В которой она должна была появиться:
Ты вышла в лес, чтобы встретить ее,
И спрашивала: "Отбрасывают уже тени сирень и ива?
Мне говорили, что она придет с ласточками в марте..."
Но далеко еще было знамя весны.

Повешенные патриоты качались над снегом,
Не касаясь его белизны,
А у тебя уже не было бинтов и оливкового масла,
И ты, как лунатик, покачивала их люльку
И напевала им колыбельную,
Мягкие постели расстилала для них.
Нежно ласкала тела их.
Держась за юбку, плакал твой последний малыш,
Но уже не узнавала ты его,
Уже далеко от этих мест была ты...

Большой сосуд наполнила ты слезами,
Чтобы смягчить собранный подаяньем хлеб,
Чтоб освежить платок свой.
Ты воскресила пять ртов,
Чтоб благодарить Бога отцов наших,
Чтоб возопили они о справедливости.

Но потом поглотил огонь балки
И на углях спеклась кровь твоя;
Стервятники слетелись на пиршество,
С потолка падали яблоки и гранаты,
Ты тонула в дыму, так и не бросив якоря.
Посреди твоего дома судьба воздвигнула крест,
И ты сразу приникла к нему, чтоб опередить всех остальных! 
Не было у тебя сил видеть юношей, распятых, как Христос,
Видеть, как каплет их кровь из пронзенных пиками тел; 
Тебе хватило и того, что увидела ты горящими свои мечты, 
Не успев собрать и горстки пепла себе в изголовье, 
Не успев зажечь свечу на похоронах своих.

Высохнув, как червь, в шелка одевающий богачей,
Кикладскими камушками заранее украсила ты свою могилу
В час, когда воскресала Каламата,
И без тебя с гор спускались людские потоки
С оружьем, с волынками и с флейтами,
С крашеными яичками осенней Пасхи,
И кружились в танце листья платанов и люди
На тенистых улочках, по которым ты никогда уже не пройдешь.  	  		  	

Самые популярные произведения

Родная земля
Стихи о Петербурге
«Хвалы эти мне не по чину...»
«И северная весть на севере застала...»
Анна Ахматова
Анна Ахматова
[11 июня 1889 - 5 марта 1966]
Помогите библиотеке
Помощь библиотеке
Поэмы
1913 год, или Поэма без героя и решка
1913 год, или Поэма без героя Триптих (1940-1945)
Поэма без героя Триптих (1940-1962)
Поэма без героя Триптих Ленинград – Ташкент – Москва 1956
Путем всея земли
Реквием
У самого моря
Пьесы
Энума элиш Пролог, или сон во сне
Миниатюры и эпиграммы
Эпиграмма
Эпиграмма
Переводы
Переводы c грузинского языка
Переводы из индийской поэзии
Переводы из китайской поэзии
Переводы из корейской классической поэзии
Переводы из словацкой поэзии
Переводы из югославской поэзии
Переводы с армянского языка
Переводы с белорусского языка
Переводы с болгарского языка
Переводы с греческого языка
Переводы с идиш
Переводы с итальянского языка
Переводы с кабардинского языка
Переводы с латышского языка
Переводы с литовского языка
Переводы с молдавского языка
Переводы с немецкого языка
Переводы с норвежского языка
Переводы с осетинского языка
Переводы с польского языка
Переводы с португальского языка
Переводы с румынского языка
Переводы с татарского языка
Переводы с украинского языка
Переводы с французского языка
Переводы с чешского языка
Переводы с якутского языка
Прочие сочинения
Примечания к поэме «Реквием»
Примечания к Энума Элиш
Проза о Поэме
Публицистика
«Адольф» Бенжамена Констана в творчестве Пушкина
Все было подвластно ему
«Каменный гость» Пушкина
Пушкин и дети
Слово о Данте
Слово о Пушкине
Воспоминания
Амедео Модильяни
Воспоминания об Александре Блоке
Завтра день молитвы и печали.
Листки из дневника. Воспоминания об О.Э. Мандельштаме
Михаил Лозинский
О Гумилеве
Биография
Автобиографическая проза
Свидетельство о крещении Анны Ахматовой
Хроника жизни и творчества Анны Ахматовой
Критика
Саша Черный. Подорожник (Обзор книги)
Об авторе
Аманда Хейт. Анна Ахматова
Горенко (Ахматова) Анна Андреевна
Евгений Евтушенко. Кратко об А. Ахматовой
Из сокращенной и обобщенной стенограммы докладов т. Жданова
Михаил Эпштейн. Анна Ахматова
Натан Готхарт. Двенадцать встреч с Анной Ахматовой
Об Анне Ахматовой
Постановление Оргбюро ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» 14 августа 1946 г.
Справка МГБ по Ленинградской области об Анне Ахматовой
Подписывайтесь

Стихи и поэты.
людям нравится
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия Нравится Стихи и Поэзия
Реклама
Годы | Стиль | Автор
Библиотека русской поэзии
Все поэты